Владимир Соваренко: Смоленский облизбирком давно считается одним из лучших в России

«Спецназ ЦИКа» не рассматривает Смоленскую область как территорию, нуждающуюся в «освобождении». Подробно и откровенно о нынешних выборах в Госдуму

1

Владимир Соваренко возглавил смоленский облизбирком в конце декабря прошлого года. Некоторые наблюдатели посчитали это назначение достаточно неожиданным. Дескать, работал человек долгие годы в мэрии Смоленска, занимался социальной сферой и прочими направлениями, а тут — бац! — и «главный по выборам».

Вместе с тем, Соваренко находится внутри выборной системы более пятнадцати лет, а с 2013 года входит в состав облизбиркома. Да и переход на нынешнюю должность произошел не из мэрии — за три месяца до этого Соваренко возглавил облдепартамент по внутренней политике. Однако губернатор Островский как назначил его, так и отпустил, пожелав на прощание стать «отцом родным» для всех председателей территориальных и участковых комиссий».

 

— Владимир Александрович, после вашего назначения главой облизбиркома некоторые заговорили, что уход в обладминистрацию якобы был частью рокировки «мэрия–облизбирком». Это так?

— Я таких разговоров не слышал. Думаю, никто специально такую кадровую цепочку не выстраивал. Так случилось. А в выборном процессе я, действительно, не новичок — нахожусь в нем с 2000 года. Начинал председателем территориальной избирательной комиссии Ельнинского района, и эта комиссия под моим руководством по итогам областного конкурса признавалась лучшей в области.

Потом судьба забросила меня в Смоленск, где с 2003 по 2008 годы возглавлял городскую избирательную комиссию. Естественно, эти комиссии не работали на постоянной основе, и параллельно я трудился в мэрии Смоленска, в которой суммарно за три периода отработал почти десять лет. В последнее время работал замглавы администрации — руководителем аппарата мэрии. А социальную сферу по решению губернатора Алексея Островского мне добавили на полтора года в мой последний период работы в мэрии.

Переход в облизбирком, честно скажу, стал неожиданностью. Официально меня избрали председателем 29 декабря прошлого года. О том, что моя кандидатура обсуждается, я узнал немногим раньше, буквально за несколько дней до собеседования в ЦИКе. Но, поверьте, это было «как снег на голову».

 

— Вы же единоросс?

— Да, с 2003 года. Впрочем, с момента прихода в облизбирком я фактически приостановил членство в партии.

 

— Каковы роль и участие политических партий в нынешнем облизбиркоме? По каким вопросам они конкурируют, по каким — сотрудничают?

— У нас такое законодательство, что кандидатуру, предлагаемую парламентской партией, обязаны назначить в избирательную комиссию любого уровня. В состав облизбиркома входят представители четырех парламентских партий: ЕР, ЛДПР, КПРФ и СР. Мне отрадно, когда партийные члены нашей комиссии представляют свои партии, помогают им в информационном, организационном, юридическом плане, но не лоббируют напрямую их интересы. Уже сейчас они работают со своими партиями, чтобы облегчить им вход в избирательную кампанию.

 

— Когда в конце декабря в Смоленск приезжал зампред ЦИК Леонид Ивлев… Он, кстати, еще при должности?

— Нет, уже нет.

 

— Когда он приезжал на процедуру вашего избрания, то сказал в адрес облизбиркома следующее: «У вас есть все, чтобы провести эти выборы одними из лучших в стране». Что он имел в виду? Что это «все», и действительно ли оно у нас есть?

— Предполагаю, что таким образом Леонид Григорьевич высоко оценил работу избирательной комиссии до моего прихода. Смоленский облизбирком давно считается одним из лучших в России. Именно наши представители помогали крымским коллегам адаптироваться к российскому избирательному законодательству. А посылали туда, как вы понимаете, самых подготовленных. Вот Леонид Григорьевич своим высказыванием как бы пожелал нам не уронить планку.

Все–таки за весь период выборов губернатора Смоленской области, которые прошли осенью прошлого года, ЦИК России не получил от Смоленской области ни одной жалобы. Это тоже показатель работы облизбиркома. Поверьте мне, выборы главы региона — это потенциально конфликтная среда, и если ни один человек — ни кандидат, ни избиратель — не пожаловался, следовательно, работа (с точки зрения организации и проведения выборов и главное — легитимности и законности избрания высшего должностного лица региона) заслуживает высокой оценки.

 

— Леонид Ивлев на той встрече высказал рекомендацию: не создавать на сентябрьских выборах окружные комиссии, а возложить их обязанности и функции на облизбирком. Это чисто техническое решение?

— Да. ЦИК России уже возложил на нас полномочия двух окружных комиссий. С точки зрения одномандатных избирательных округов Смоленская область делится на два округа: 175–й (он же Смоленский, он же — «северный») и 176–й (он же Рославльский, он же — «южный»). Если бы не было решения ЦИК, пришлось бы в каждом из этих округов создавать свою окружную избирательную комиссию: больше десятка человек персонала, помещение, оргтехника и прочие затраты.

Практика возложения полномочий таких комиссий на облизбиркомы существует в целом по России, это позволяет экономить человеческий и финансовый ресурс. Мы, кстати, пошли дальше: в 11–м одномандатном избирательном округе по выборам депутата Смоленской областной Думы (тот округ, в котором сложил свои полномочия Артем Туров, получивший госдумский мандат) полномочия соответствующей окружной комиссии тоже планируем возложить на себя.

 

— В марте ЦИК возглавила Элла Памфилова. Вы уже побывали на ее встрече с председателями региональных избиркомов. Какое первое впечатление сложилось о ней (в этой должности)?

— На всероссийском совещании председателей региональных избирательных комиссий, которое состоялось в Москве в конце мая этого года, нам были поставлены задачи по максимальной легитимизации выборов, сотрудничеству с наблюдателями, по повышению доверия жителей регионов к результатам избирательных кампаний. Там же я имел возможность переговорить с Эллой Александровной тет–а–тет. Правда, для этого мне пришлось дожидаться девяти часов вечера: но, несмотря на серьезную занятость и усталость, Элла Памфилова пообещала, что примет всех руководителей избирательных комиссий. Мне она показалась очень добрым человеком, но одновременно и очень твердым, бескомпромиссным. Я ей доложил о готовности избирательной системы Смоленской области к проведению кампаний, она дала ряд поручений, которые мы, безусловно, выполним.

 

— Когда говорят о легитимизации, честности, открытости выборов — получается, что ранее в России ничего этого не было?

— В последнем послании президента Путина есть следующая цитата: «…обеспечить безусловное общественное доверие к результатам выборов и их твердую легитимность». А послание главы государства — это своего рода руководство к действию любого, кто занимает должность главы ЦИК России, да и любой другой избирательной комиссии, независимо от статуса.

 

— Элла Памфилова уже сделала несколько интересных заявлений. В частности, она анонсировала создание так называемого «спецназа ЦИКа» — неких межведомственных групп, задача которых будет состоять — страшно сказать! — в борьбе с произволом губернаторов и применением ими административного ресурса.

— Уверен, что этот «спецназ» не должен рассматривать Смоленскую область как территорию, нуждающуюся в «освобождении», потому что у нас для этого нет никаких предпосылок. Мы чтим закон (в хорошем смысле этого слова).

 

— Также Памфилова говорила о ряде новшеств, связанных с парламентской избирательной кампанией. Какие из них главные? Какие напрямую касаются избирателей и кандидатов?

— Изменений, конечно, масса, но основы проведения кампании и главные принципы остались неизменными. Эти новеллы конкретизирует те или иные аспекты процесса. Что касается избирателей, важно отметить, что на сентябрьских выборах не будет досрочного голосования. Жители региона должны понимать, что имеют возможность проголосовать только в один день — 18 сентября. Такого, как ранее, когда «досрочка» начиналась за десять дней до дня голосования — не будет. В крайнем случае, избиратель может заранее получить в своей территориальной или участковой избирательной комиссии открепительное удостоверение, с которым проголосовать — опять же, 18 сентября — по фактическому месту нахождения не только на территории России, но и вне ее пределов. Много избирательных участков создается в консульствах, посольствах РФ в разных странах. В том числе, в Хайфе (Израиль), которая, что интересно, как и Кишинев (Молдова) прикреплена по голосованию к Смоленской области.

 

— Что касается голосования людей с ограниченными возможностями — каким образом они смогут реализовать свое избирательное право?

— Если человек совсем обездвижен, если у него нет возможности покинуть дом, он может сообщить об этом в участковую избирательную комиссию, и к нему обязательно приедут члены этой комиссии. Если же человек способен самостоятельно добраться до избирательного участка, то, какие бы не были пандусы (большинство участков ими уже оборудовано), если нужно, несколько мужиков из комиссии выйдут, занесут этого колясочника в помещение для голосования и обратно (после того, как он проголосует). У нас такие случаи в практике были. Главное, чтобы человек принял для себя решение и выбрал способ голосовать: на дому или на участке. Выбор за ним.

 

— 18 сентября россияне буду выбирать депутатов Госдумы. Выборы смешанные, соответственно, в одном из бюллетеней нужно будет выбрать одного из кандидатов, баллотирующихся по данному избирательному округу, а во втором бюллетене — партию, которая наиболее симпатична. Как будут формироваться списки кандидатов и партий?

— В России есть четырнадцать партий, которые на предстоящих выборах имеют право выдвигать кандидатов без сбора подписей, перечень которых имеется на сайте ЦИК России. Это не только парламентские партии, но и те, кто получил мандаты в заксобраниях различных регионов. Им, как вы понимаете, легче. Двенадцать из них имеют региональные отделения в Смоленской области. И вполне вероятно, что все эти четырнадцать партий примут участие в кампании.

Предусмотрено и самовыдвижение кандидатов, однако для этого каждому желающему необходимо собрать в среднем двенадцать тысяч подписей. Это серьезный барьер. Я знаю, что на местных выборах некоторые кандидаты не могут собрать и несколько десятков подписей без нарушений. Впрочем, если настрой у претендента серьезный, им изучены требования закона по данному вопросу — это все же реально.

untitled

— У вас на сайте уже висит объявление о готовности облизбиркома проводить обучающие тренинги с такими претендентами. Думаете, желающие рискнуть все же найдутся?

— По поводу консультаций в части самовыдвижения к настоящему моменту к нам никто из потенциальных кандидатов не обратился. Мы провели тренинги с теми партиями, которые заинтересованы в обучении правильности заполнения документов. Это позиция Эллы Памфиловой — максимально тесно сотрудничать с партиями и кандидатами. Поэтому мы уже сейчас показываем и объясняем, какие документы и как нужно заполнять. Одно из позитивных нововведений в части документооборота для партий заключается в том, что возможно заполнять документы посредством специальной компьютерной программы, а не на бумаге. Это дает возможность их оперативного и безболезненного редактирования и исправления ошибок.

 

— Помимо обозначенных четырнадцати партий, остальным партиям для выдвижения необходимо собирать подписи?

— Совершенно верно. Для поддержки процедуры партийного выдвижения кандидатов нужны подписи избирателей. Как я уже сказал, в среднем — двенадцать тысяч на один избирательный округ.

 

— При этом данная партия обязана иметь на территории Смоленской области собственное региональное отделение?

— Не совсем так. При проведении выборов депутатов Госдумы министерство юстиции России как уполномоченный на осуществление функций в сфере регистрации политических партий орган составляет список политических партий, имеющих право принимать участие в выборах депутатов Государственной Думы, в том числе, выдвигать федеральные списки кандидатов, кандидатов по одномандатным избирательным округам. По предварительной информации, таких партий будет 75 из 77 зарегистрированных в России. И вот эти партии на своих съездах вправе выдвигать списки кандидатов.

 

— Будут ли на этих выборах использоваться КОИБы (комплексы обработки избирательных бюллетеней)?

— Вопрос вопросов. КОИБ способен работать с бюллетенями длиной не более 60 сантиметров. Нам самим интересно, сколько партий будет выдвигаться, вместятся ли данные о них в 60 сантиметров. Если нет, то все наши сорок КОИБов так и останутся на складе в ожидании следующей избирательной кампании.

 

— Проблема КОИБов и длины бюллетеня появилась почти сразу же после их тестирования. Может быть, пора уже эти «ящики» модернизировать, чтобы снять проблему в принципе?

— Технически это, наверное, возможно, но это не вопрос компетенций облизбиркома — мы не можем просто взять и переделать КОИБ.

 

— В одномандатных округах победит тот из кандидатов, кто наберет наибольшее количество голосов избирателей. А вот по партийному списку? Например, у «Единой России» по этому списку не одна Смоленская область, еще Калужская, Тульская и Брянская. Что же, голоса, отданные 18 сентября жителями этих регионов за «Единую Россию», будут делиться на всех?

— Это называется «региональная группа». Каждая партия сама решает, из каких округов или регионов России будут состоять региональные группы. Группа может состоять из одного округа, двух, из нескольких регионов, имеющих общую границу.

По партийным бюллетеням облизбирком (напомню, что на облизбирком возложены полномочия окружных комиссий по одномандатным округам №№ 175 и 176) установит итоги голосования по федеральному округу на территории одномандатных округов №№ 175 и 176 и направит соответствующие протоколы по каналам ГАС «Выборы» в ЦИК России для суммирования и определения результатов по федеральному округу. И в зависимости от того, сколько избирателей проголосовало за ту или иную региональную группу, при распределении депутатских мандатов будет понятно, получат ли кандидаты из региональной группы депутатские мандаты или нет.

 

— Вы считаете голоса только по одномандатным округам?

— Именно. Посчитаем и сами объявим победителей.

 

— А избирателю важно понимать, что за региональная группа у партии, за которую он собирается голосовать?

— Полагаю, важно. Теоретически, если группа состоит из нескольких регионов, депутатом от Смоленской области (в том числе) может стать человек, работающий, баллотировавшийся, например, в Калужской области, которого смоленские избиратели и знать не знали. И как он будет держать обратную связь с ними?.. Партиям в данном случае логично заранее пояснить избирателю, что представляет собой их региональная группа.

 

— Выше вы уже говорили про доверие к результатам выборов. Определенная часть избирателей не склонна им доверять. «Не важно, как голосуют, важно, как считают», — говорят они. И, возможно, не только так говорят, но и думают. Какие меры, лишающие избирателя оснований рассуждать подобным образом, будут реализованы в рамках нынешней кампании? КОИБов мы коснулись… Те же самые прозрачные урны (один из самых простых способов минимизировать возможность «вброса» и повысить доверие к процессу голосования и подсчета) — будут ли ими оборудованы избирательные участки 18 сентября?

— Еще на предыдущих выборах все избирательные урны у нас были прозрачные. От закрытых ящиков мы избавились полностью.

 

— Как вы планируете выстраивать работу с наблюдателями?

— Они — наши непосредственные партнеры. И с добросовестными наблюдателями будем работать тоже добросовестно. Еще работая в горизбиркоме Смоленска, я вел с наблюдателями вполне мирную жизнь. Как, впрочем, и с журналистами. Хотите приехать на участок — пожалуйста! Единственное, не стоит на участке хулиганить: кричать, маячить фотоаппаратом перед лицом члена избиркома, фотографировать списки избирателей, чинить препятствия работе комиссии — есть ограничения, которые должны соблюдать и наблюдатели, и пресса.

Вот и нынче мы не планируем никаких действий по ограничению доступа СМИ и наблюдателей на участки. Единственное, что закон несколько конкретизировал процедуру: он предлагает журналистам и наблюдателям предварительно аккредитовываться при избиркоме. Но, думаю, для добросовестных репортеров и наблюдателей это не составит большого труда.

 

— Будут ли на участках работать веб–камеры, дающие возможность следить за ходом голосования по интернету в режиме реального времени?

— Решение по данному вопросу будет принято на уровне ЦИК — запрашивали у нас информацию о возможности видеонаблюдения. Техническая возможность есть. Нет источника финансирования. Возможность оборудования всех участков региона камерами точно есть, и если будет решение ЦИК и найден источник финансирования — проблем с онлайн–трансляцией не будет.

 

— Интересна ваша точка зрения насчет агитации в интернете. Его роль в формировании общественного мнения неуклонно растет. В каждом городе есть несколько популярных форумов, новостных сайтов (как правило, не являющихся электронными СМИ), на которых в ходе кампании может (и будет) появляться информация различного рода: агитация, информирование, пропаганда, компромат. Насколько вас беспокоит данное положение вещей? Считаете ли вы необходимым коррекцию законодательства? Если да, то какую?

— Напомню, что правовое регулирование деятельности СМИ на выборах было серьезно обновлено в 2002 году. В эту избирательную кампанию мы входим с отработанным правовым регулированием в отношении СМИ. Единственное уточнение, которое появилось недавно, заключается в том, что в единое понятие «СМИ» включились сетевые издания (сайты). Они имеют такие же права по освещению выборов, как и все остальные средства массовой информации. Что касается агитации в соцсетях, то здесь есть рамки, но они достаточно широкие.

Любые видеоряды и ролики, размещенные в них, попадают под понятие «предвыборный агитационный материал». Правила их выпуска установлены в федеральном законе о выборах депутатов. Главное, чтобы эти материалы не носили экстремистского характера, их изготовление и размещение было оплачено из избирательного фонда. Должна быть ссылка на информацию о том, кем выпущен материал, каков его тираж. Образец должен предоставляться в ЦИК.

Что касается обмена мнениями и комментариями, то тут мы проследить не сможем. Мониторинг интернета не входит в компетенцию избирательной комиссии, да и не в какие–либо физические возможности какого–либо органа. Не надо сакрализировать интернет, он является площадкой для публичного или частного обмена мнениями, для коммуникации.

 

текст: Евгений Ванифатов
фото: Яна Маркевич

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

160313160313






Комментировать

Войти с помощью: 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: