Женщинам с маленькими детьми облегчат расплату по долгам за кредиты

13 просмотров

Беременных женщин и тех, кто имеет детей в возрасте до трех лет, могут освободить от необходимости продавать единственную дорогую квартиру или дачу, чтобы расплатиться с долгами по банковским кредитам, сообщает «Российская газета».

Эта статья является комментарием к:
Проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника«

Но как только малышу исполнится три года — мама перейдет в общую категорию должников со всеми последствиями, вытекающими из будущего закона о банкротстве физических лиц. Пока, правда, это только предложение, которое выдвинул Комитет Госдумы по проблемам собственности в официальном заключении на правительственный законопроект о банкротстве физических лиц. Этот документ Госдума планирует рассмотреть в середине ноября.

Члены комитета считают, что за долги перед банками граждан, признанных банкротами,надо лишать даже единственного жилья, дачи, земельного участка, если их стоимость существенно превышает определенные нормы. И это не все. Должников, по которым уже начата процедура банкротства, члены комитета по собственности предлагают ограничивать при выезде за границу.

Отношение экспертов и к этим возможным нормам неоднозначное. «Практически все российские должники за редким исключением — это жертвы сверхалчных российских банков, выдающих населению кредиты, в общей сложности под 30-40 процентов годовых», — утверждает председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП), Дмитрий Янин. По его словам, правительство внесло в Госдуму практически идеальный «социальный, гражданский законопроект» в защиту почти ста процентов граждан, которые в силу жизненных обстоятельств — проблем со здоровьем, потери работы, оказались не в состоянии выплачивать задолженность банкам. Но сейчас лоббируются интересы банков, считает эксперт.

По его словам, будущая борьба развернется вокруг трех главных позиций законопроекта. Первый — защиты так называемого последнего имущества, в том числе — единственного жилья. «Без четкого определения учетной нормы площади жилого помещения на человека (в Москве этот показатель, например, составляет 10 квадратных метров) обсуждать предложение по изъятию у должников их единственного жилья даже не стоит», — говорит Янин. Между тем, по словам главы Комитета Госдумы по вопросам собственности Сергея Гаврилова, недобросовестные граждане могут злоупотребить предоставляемым законопроектом правом на сохранение единственного жилья, дачи, земельного участка. И изначально взять кредит без намерения его вернуть. Поэтому, говорит депутат, целесообразно законодательно стимулировать должника — владельца дорогой, элитной недвижимости — продать ее и купить взамен более дешевое жилье. А разницу внести в банк в счет долга. «Такие способы  расплаты с кредиторами не новы, апробированы на практике при реструктуризации ипотечных кредитов», — говорит Сергей Гаврилов. При этом депутаты предлагают ввести в законопроект градацию единственного жилья, исходя из площади, которая «существенно превышает установленную жилищным законодательством учетную норму площади жилого помещения».

Предложение об изъятии единственного жилья не ущемляет интересы социально незащищенных граждан, а направлено на владельцев коттеджей стоимостью в десятки миллионов рублей, которые взяли займы и не возвращают», — говорят в комитете. Земельные участки последует за судьбой объектов недвижимости. «В любом случае, решение по конкретным эпизодам будет принимать арбитражный суд», — говорит  Гаврилов.

Что волнует Янина? «Можно обсуждать проблему выселения должников из дорогих особняков, — говорит он, — при этом, получается, что и мать с тремя малолетними детьми может быть выселена из своей «двушки» с 6-метровой кухней», — беспокоится Дмитрий Янин. И ради пятидесяти «долговых» особняков подвешивать на этот опасный крючок миллионы семей — не очень правильно, — добавляет он.

Хотя, по его словам, если установить лимит, к примеру, свыше 100 квадратных метров на семью и внести поправки в смежные законы, тогда есть смысл вводить эту норму.

Возражает эксперт и против того, чтобы навязать гражданам при процедуре банкротства помощь арбитражных управляющих, нотариусов или других посредников, которым придется дополнительно платить. «Услуги таких управляющих могут оказаться выше долга, который надо вернуть», — предупреждает  Янин. Депутаты же считают маловероятным, что финансово несостоятельный заемщик будет заинтересован исправно самостоятельно выполнять обязанности арбитражного управляющего.

Кроме того, депутаты предлагают повысить порог входа в процедуру банкротства граждан, физических лиц, с предлагаемых правительством 50 тысяч долговых рублей до 100 тысяч рублей. И тем самым уравнять критерии банкротов физлиц с юрлицами. Дмитрий Янин считает, что за этим также стоят лоббисты от банков. «Правительственный законопроект нельзя выхолащивать, удаляя самые эффективные нормы, которые дадут людям шанс начать «с чистого листа», расплачиваться с кредитами и сохранить жилье», — заключает эксперт.

 «Российская газета»
Текст: Татьяна Зыкова

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER

68526852
Следите за важнейшими новостями в Telegram

Комментировать

 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: