Анатолий Вассерман посетил Смоленск

Известный многократный победитель интеллектуальных игр рассказал о себе, о своих взглядах и о будущем, которое ждёт регионы и Россию в целом

50

Анатолий Вассерман посетил Смоленск с лекцией «Будущее через 50 лет».

На открытое мероприятие были приглашены все желающие, которые могли задать известному игроку свои вопросы, касающиеся политических прогнозов и будущего России. На лекции присутствовало около 150 участников.

Перед общением со смолянами Анатолий Вассерман дал небольшое интервью smolensk-i.ru и другим СМИ, рассказав о себе, о своём видении процессов, происходящих в современном обществе.

 

Для вас это первый визит в Смоленск?

Нет, я в Смоленске бывал пару раз на турнирах по интеллектуальным играм, а в прошлом году провёл здесь несколько часов в рамках блогерского авторского пробега по местам воинской славы. Боюсь, что я всё-таки больше знаю о Смоленске по литературе, чем по собственным впечатлениям. Просто я здесь бываю исключительно по делам, занимающими практически всё доступное время, поэтому в свободном режиме посмотреть не успеваю почти ничего.

Чем вы увлекаетесь?

Говорят, что лучшая работа — это хорошо оплачиваемое хобби. В этом смысле мне повезло — все мои работы, которыми я в жизни занимался, так или иначе выросли из хобби. Если говорить о тех хобби, которые пока не стали хорошо оплачиваемыми работами, это, во-первых, интеллектуальные игры. Хотя было время, когда я на этих играх получал в виде призов гораздо больше, чем на работе, но тем не менее это именно хобби, потому что на выигрыш можно надеяться, но не рассчитывать.

Во-вторых, это увлечение военным делом: военная наука, техника. У меня дома несколько метров книг по этой тематике, я уже не помню сколько именно. Кроме того уже полвека я собираю коллекцию копий разнообразного боевого оружия, копий самых разных, от обычных детских игрушек до страйкбольных приводов и так называемых массогабаритных макетов — это реальное боевое оружие, искалеченное изнутри до полной неремонтопригодности, но снаружи «как живое».

Какая для вас самая бесполезная вещь?

Самая бесполезная вещь, строго говоря, сейчас не на мне, я оставил жилет в соседней комнате, и есть там между прочего гильотинка для сигар, которой я не пользовался ни разу. Я её купил, когда уже бросил курить, но ещё не был уверен, что бросил, как сказал Марк Твен, «бросить курить очень просто, я сто раз это делал». Поскольку эта гильотинка очень маленькая, толщиной около 2 миллиметров, я её всё равно таскаю в качестве напоминания о том времени, когда я ещё курил.

Если вас интересует, есть ли на мне ещё что-нибудь, что пока не использовалось по прямому назначению, то в жилете имеется парочка перцовых баллончиков, которые я не использовал и, надеюсь, не придётся. А здесь — пока ни разу не использовался инструмент для спасения попавших в автомобильную аварию. Таких инструментов выпускают довольно много — разной формы, разного размера, с разной формой рукоятки — чтобы каждый мог себе выбрать по руке. Я решил, что лучше пусть будет и ни разу не пригодится, чем потом придётся жалеть, что под рукой не было.

5

Вы являетесь лицом рекламной компании. Если ли что-то, что бы вы отказались рекламировать?

Я рекламирую лишь то, чем сам пользуюсь или чем мог бы реально воспользоваться, так сказать, то, что проверено на себе. Например, не участвовал в нескольких кредитных программах банков, так как сам стараюсь в долги не залезать, поэтому рекомендовать кому-либо брать кредиты не могу. Однажды отказался от одной рекламы просто потому, что, на мой взгляд, авторы рекламного ролика неправильно построили последовательность событий, и в результате получалось впечатление противоположное тому, которого они хотели достичь. Я им указал на эту ошибку, но им так и не удалось придумать подходящий вариант.

К тому же реклама для меня — не основной источник дохода, поэтому, по понятным причинам, я могу себе позволить разборчивость.

Как вы хотите, чтобы вас воспринимали окружающие?

Я не ставлю себе целью производить какое бы то ни было впечатление. Хотя, конечно, для меня это, в какой-то мере, важно. Как я писал в одной из своих предвыборных листовок в 1994 году, когда баллотировался в Верховный Совет Украины, «я атеист, следовательно, альтруист. Я знаю, что после меня останется только то, что будут помнить обо мне другие, поэтому забочусь о том, чтобы помнили хорошее». Но я об этом забочусь не на уровне личного общения, а на уровне своей работы, публикаций, на уровне взаимодействия с коллегами. А какое впечатление я произвожу лично… Я в детстве говорил, что за полчаса могу обаять любого, но ещё через полчаса впечатление может развеяться.

Часто ли вы меняете мнение при общении с умным собеседником?

Бывает, бывает. Более того по многим вопросам, связанным с общественными науками — с экономикой, политикой, историей — мне пришлось изменить своё мнение на прямо противоположное под напором неопровержимых улик, не обязательно в результате личного общения.

Когда я начинал читать книгу «Атлант расправил плечи» писательницы Айн Рэнд, я был вполне убеждённым либертарианцем, начинал читать книгу, считающуюся чуть ли не библией этой «веры», чтобы подкрепить своё совершенно искреннее в тот момент убеждение о благотворности неограниченной свободы личности безо всякой оглядки на общество. Но по мере чтения книги, целиком построенной вокруг этого убеждения, я постепенно пришёл к выводу, что если автор, защищая свою идею, сочиняет совершенно неправдоподобные сюжетные обстоятельства, много врёт для доказательства своей идеи, то это, вполне возможно, говорит о том, что без лжи эту идею невозможно доказать.

Тогда я начал читать книги другой ориентации, начал замечать разные неполадки в трудах либертарианцев, кому до сих пор верил, начал замечать, что они концептуально непоследовательны. И вот постепенно в результате чтения, в результате обсуждения с другими людьми, пришёл к выводу, что это учение принципиально ошибочно, я описал свои выводы в статье «Многочастичное взаимодействие».

Вас иногда обвиняют в том, что вы не умеете думать. Что оппоненты имеют в виду?

Они говорят, что я использую знания из детства, только то, что выучил на уроках марксизма, а после ничего и не учил. Но они не знают, что я с 1990 до, примерно, 2005 года был вполне убеждённым антимарксистом и либертарианцем и вернулся к марксизму после очень большой и тяжёлой работы, в результате которой убедился, что лучшего, чем у Маркса описания и понимания процессов, происходящих в обществе, пока не придумано. Из всего, что я перепробовал и передумал, лучшего не нашёл. Поэтому если сейчас я говорю то же, что и в молодости, это не значит, что я не научился ничему новому, наоборот, научился очень многому.

3

В настоящее время любят противопоставлять столицу и регионы. Через 50 лет или в каком-то обозримом будущем будет ли возможность нивелировать разницу в уровне жизни городов?

Столица — это центр принятия решений, туда стекаются потоки людей. Для принятия решений необходимо стягивать в столицу информационные потоки, нужны специалисты разных профилей, что создаёт особый образ взаимодействия — «тусовки политиков», в подражание которым создаются «тусовки» иного профиля.

Между столицами и регионами сейчас заметно выросло различие в сравнение с советской эпохой. Понятно, что так дальше продолжаться не может, необходимо выравнивание уровня и образа жизни, а оно рано или поздно найдёт для этого возможности. Их я вижу две. Первая — развитие транспорта и связи, позволяющие сблизить города. Вторая — по моим подсчётам, примерно через лет 8-10 создадутся необходимые технические условия для нового социализма.

Исследованиями многих учёных, в том числе и моими собственными, установлено, что все известные нам недостатки социализма так или иначе проистекают из ограниченности тогдашних информационных технологий, именно поэтому рынок пока обладает некоторыми преимуществами.

Будет ли упразднено либертарианское правительство до 2018 года?

Думаю, будет. Дело в том, что оно характерно на этапах подъёма, когда всё само по себе получается хорошо. На этапах спада это дело крайне разрушительно.

Сейчас идёт вторая Великая депрессия, либертарианские рецепты снова не работают. Сейчас особо остро проявляется то, о чём какой-то американский политик сказал: «Есть два вида экономики: один — вы хотите создавать у себя, другой — хотите видеть у ваших конкурентов». Так вот либертарианство — это как раз та экономика, которую все хотят видеть у конкурентов, и в нынешних условиях её несовместимость с жизнью вполне очевидна.

Недавно была пресс-конференция президента, и меня всё спрашивали, какой бы вопрос я задал Владимиру Путину. Я ответил, что на почти все вопросы, интересующие меня, президент просто не может ответить открыто. Я бы с удовольствием узнал, когда же будет отправлено в отставку это либертарианское правительство. Но понятно, что президент на такой вопрос может ответить либо «никогда», либо прямо на трибуне подписать указ об отставке.

Я уверен, что это правительство, то есть не только министры, но и министервы — весь аппарат правительства должен быть заменён в течение ближайшего года, если нам очень не повезёт, то в течение полутора лет. Это очень сложная задача — найти несколько тысяч человек, обладающих навыками аппаратной работы и не подверженных либертарианству. Даже если её поставить прямо сейчас, то нужный персонал удастся найти только через полгода. Тем не менее необходимость такой замены уже достаточно очевидна.

Смоленск не раз становился площадкой для военных действий в различных войнах. Как вы думаете, будет ли Третья мировая, и затронет ли она Смоленск?

По моим понятиям, Третья мировая закончилась 8 декабря 1991 года капитуляцией, подписанной Советским союзом в Беловежской пуще. В нынешней Четвёртой экономической мировой войне мы имеем неплохие шансы на реванш.

Что же касается боевых действий, то, полагаю, Смоленск они вряд ли затронут в обозримом будущем, потому что ещё в начале Третьей мировой войны великие державы научились драться не на своей территории и разменивать одну большую войну на несколько маленьких в разных районах. В частности, реальные столкновения между СССР и США были только в воздухе, самые известные из них — Корейские и Вьетнамские войны, кроме того было несколько американских самолётов, сбитых над советской территорией.

1

2

Сейчас принято сопоставлять общественные события с пророчествами известных предсказателей. Как вы относитесь к прорицателям, экстрасенсам?

У меня есть личный опыт общения с экстрасенсами, в том числе даже с обладателем диплома Экстрасенс-инструктора международной категории. Я убедился, что ничего серьёзного за всеми этими предсказаниями не стоит.

Есть аналитические прогнозы, которые оправдываются, если анализ проведён верно и учтены все факторы, влияющие на ход событий. Я сам дважды давал прогнозы, расходящиеся с солидарным мнением экспертов, изучавших ту же тему, и оба раза прав оказывался я, так как учитывал факторы, на первый взгляд к делу не относящиеся, но на самом деле качественно меняющие картину событий.

Второй вид предсказаний — это «туман». Вот проведите такой эксперимент: возьмите колонку гороскопов в какой-либо газете и прочтите в ней графу, не относящуюся заведомо к вашему знаку зодиака. А потом прочтите графу, относящуюся к вашему знаку зодиака. Уверен, что вы в обоих случаях найдёте примерно равное число фрагментов, которые сочтёте верными, потому что сами эти тексты сформулированы настолько расплывчато, что можно подогнать их под любую реальную картину.

Третий вид — «залповый огонь». Когда очень много предсказателей дают разные варианты прогнозов, весьма велика вероятность, что какой-то из этих прогнозов сбудется, и тот, кто его дал, обретёт славу пророка, а все остальные прогнозы забудутся и не скажутся отрицательно на репутации их авторов. Таково уж свойство человеческой памяти — ошибки забываются очень быстро.

Как вы относитесь к Новому году?

Особых традиций у меня нет, обычно встречаю его в кругу семьи. Новый год — это хороший праздник, хороший повод вспомнить всё сделанное, хороший повод пообещать сделать всё несделанное, так что могу только поздравить ваших читателей с Новым годом.

 

текст и фото: Анна Романова

137192137192
Следите за важнейшими новостями в Telegram

Комментировать