Смерть боится тех, кому есть за кого бороться. Непридуманные истории смоленских призывников

Пока одни достают загранники, другие готовятся к передовой. Что стоит за понятием «Родина» у тех и других — в материале «О чём говорит Смоленск». Репортаж с пункта сбора призывников

резервисты

С момента объявления в России частичной мобилизации прошло почти две недели. Всё это время, следуя указу Владимира Путина, регионы набирали призывников в рамках первой волны.

Смоленская область включилась в этот процесс активно. Некоторые реагировали на обращение президента молниеносно и приходили в военкоматы добровольцами, чувствуя свою ответственность за будущее своей страны. Не все. Но те, кто не оставил в душе места для сомнений и тягостных раздумий, были. И их точно было больше, чем тех, кто также, не оставив в душе сомнений, драпанул за границу. Бог им судья.

Как сложится их судьба в далекой Грузии или Казахстане, мы гадать не будем. Родина может так же решительно забыть об этих людях, как и они пожелали избавить себя от воспоминаний о ней.   

Если же говорить о том, как проходила мобилизация… Непросто она проходила. В условиях отсутствия какого-либо практического опыта проведения подобного рода мероприятий в нашей стране, конечно, не обошлось без «перегибов».

Смоленская область, к счастью, не попала в «черный список» оскандалившихся в этом плане регионов, но и у нас (как и по всей стране) не обошлось без неправомерных случаев мобилизации.

Итогом экстренного совещания, которое губернатор Алексей Островский провел со всеми задействованными в процессе частичной мобилизации структурами, стало открытие «горячей линии», куда призывники и их родственники могли пожаловаться на факты неправомерного (по их мнению) призыва. Позже глава региона поручил расширить эту региональную службу, добавив туда психологов.

К работе в части соблюдения прав призывников подключились и общественники: в отделениях Общероссийского народного фронта были открыты центры содействия для тех, кого призвали по ошибке.

К сборам военнослужащих оказались причастны практически все — неравнодушные смоляне, чиновники, бизнес-сообщество.

 Островский лично посетил сборный пункт их временного пребывания и проверил условия их размещения, питания и обеспечения…

Эти почти-две-недели тянулись долго. Очень долго. Так происходит всегда, когда речь заходит о важном. Когда люди начинают задавать себе вопросы об истинных ценностях, об их подменах. О верности и предательстве. И особняком стоял вопрос о будущем Родины.

Резко в ТОПы соцсетей «нагрянули» раритеты от Басты и Би-2 с одноимённым названием. Некоторые даже вспомнили слова из «Щита и меча» про картинку в букваре и верных товарищей из соседнего двора.

Для некоторых (по нашим скромным подсчетам, за это время таковых набралось порядка 80 тысяч) эти воспоминания открылись уже в самолёте, который набирал высоту, чтобы эту самую Родину покинуть.

Заберите, не подошла что-то.

Износилась.

Смоленск. Пятница, 30 сентября. 11 утра. В отличие от «отлетевших», в это время несколько групп призывников, пребывающих в пункте частичной мобилизации, приступали к занятиям.

Перед отправлением «на места» они сейчас проходят подготовку. Военнослужащие под руководством наставников совершенствуют свои навыки и вспоминают «боевые» азы. На лицах пока ещё малознакомых друг другу людей нет ни капли сомнения:

— В расписании на сомнения времени не заложено, — смеются мужчины.

Решимость и серьёзность призванных в рамках частичной мобилизации мужчин зорким взглядом отмечает и ветеран боевых действий Игорь Титов, посетивший мероприятие вместе с общественниками. Он решил поддержать военнослужащих и сказать пару напутственных слов. Конечно, ключевой наказ от опытного товарища — победить и вернуться живыми.

DSC_8036 (2)

В рядах военнослужащих раскатывается бодрое «Будет сделано». Смеха, как и ропота уже не слышно. Каждый вспоминает лица, глядя в которые обещал то же самое в день прощания. Как сказал один из моих собеседников: «Смерть боится тех, кому есть за кого бороться».

Глядя на задумчивые лица мужчин, Игорь Юрьевич будто резюмирует мои мысли о самолётах и Родине:

— Наши с пониманием относятся к возложенным на них задачам, я не вижу среди них разгильдяйства, они стараются быть нужными своей стране. Вообще, в подавляющем большинстве люди понимают, что происходит в мире, делают правильные выводы.  А те, кто рванул в Казахстан, Грузию — их трудно назвать людьми, это трусы. Для них Родина — понятие ничего не значащее. Здесь мы наблюдаем тех, для кого Родина не пустой звук.

И эта Родина у многих имеет вполне конкретное имя — матери, жены, сына или племянника, как у старшего стрелка-ефрейтора Алексея. Первый свой приказ молодой человек получил ещё дома — от трёхлетнего Матвея:

-Дядя, возвращайся. Я тебя жду.

Алексей без тени улыбки объясняет мне, что теперь точно вернётся домой живым. Это не гипотеза, это аксиома, ведь слово он своё держит, а значит пути назад нет.  Как и страха: в этом вопросе он также непреклонен — раз призвали, значит время пришло отдать долг Родине, защитить её и своих родных.

— Я не стал бегать от повестки, сестра позвонила, сказала, что приходили. Ну, я и пошёл сразу в военкомат, а оттуда сразу сюда [в пункт мобилизации]. Есть переживание только за племянника, а за себя — нет. Я всегда за себя постою. Закалённый характер.

За своей спиной Алексей оставляет любимых сестру и племянника, а сам уходит на передовую с чёткой целью — вернуть им спокойный сон и самому к ним вернуться. Как и все здесь присутствующие, он понимает, что стоит на кону.

Для матроса Александра понятие Родины недавно приобрело новые значения: мужчина и его супруга ожидают ребёнка. Александр не храбрится, но осознаёт, что другого выбора сделать не мог — совесть бы не позволила:

— Мой ротный командир говорил: «Не страшно. когда убьют, убьют — больно будет, почувствуешь. Но страшно, когда других на твоих глазах убивают».

Боевой дух смолянина поддерживает мысль об ответственности перед товарищами и перед семьёй.

— Не было мысли убегать, прятаться. Я понимаю, зачем я туда иду. Я чувствую свою миссию — сделать жизнь моей семьи безопасной. Чтобы не дай Бог, в дом не прилетел какой-нибудь снаряд. Помню слова, когда уходил: «Служи, как все служили!»

С собой кроме боевого духа Александр взял ещё один оберег — тельняшку. Для «морских» — это святое. В неё, уверен Александр, заключена сила и мужество всего военно-морского флота нашей страны.

Матрос и ефрейтор оставляют меня на плацу, сами уходят на занятия. Первый из Монастырщины, второй — из Ершичей. За их спинами — семьи, родная земля, с Родиной связаны их судьбы и имена любимых людей. Они уходят из хорошо знакомой страны, но в какую они вернутся — зависит лишь от них самих. И они это понимают, как понимают и то, что смерть боится тех, кому есть за кого бороться.

текст, фото: Екатерина Добрая

461115461115






Комментировать