В Смоленске многодетная мать-одиночка вынуждена молить о помощи «добрых людей»

«Не понимаю, почему ко мне такая ненависть…» Кто превратил жизнь Натальи Гусаровой и её детей в настоящий «ад»?

общежитие №3 военной академии, улица Реввоенсовета, д. 26Б, умывальники(фото Армена Хачатряна)

Смоленск, 6 августа. Многодетная мать-одиночка Наталья Гусарова, проживающая в общежитии № 003 Военной академии ВПВО ВС РФ на улице Реввоенсовета, 26б в Смоленске, рассказала о крайне неудовлетворительных условиях проживания своей семьи и подтвердила свои слова фотографиями.

О сложном положении женщины сообщил наш читатель — смоленский волонтёр Армен Хачатрян:

«Приходя на богослужение в Спасо-Преображенский Авраамиев мужской монастырь, возле храма я неоднократно встречал женщину по имени Наталья, которая, не найдя других возможностей, просила помощи у других прихожан — в освещении в СМИ её трудного жизненного положения. Она показалась мне честным человеком, особенно после того, когда я увидел её саму, помогающую бездомным, увидел её волонтёрский труд. Хотя она сама, с детьми, всё это время нуждается в помощи. Вот что она мне поведала».

Со слов Армена, Наталья сумела получить комнату в общежитии, так как работала завскладом в первой танковой армии с 1993-98 годы. Рядом с общежитием находится военная комендатура гарнизона первого разряда, 324-е отделение военной полиции (территория первого разряда) и 62-я военная территориальная автоинспекция, а также ремонтируемая церковь Спаса Преображения

«В стенах общежития мы живём в крайне отрицательных условиях, — отметила женщина. — Военные, включая тех что служат в военной полиции, а также другие жильцы этого общежития постоянно нарушают все правила проживания: распивают алкогольные напитки, курят, а после кидают бутылки и гадят прямо там же. По коридорам носятся пьяные люди, кричат, выбивают двери комнат, и мы по ночам не можем спать. Открыт чердак — была выбита дверь, и теперь туда забирается кто угодно. Не раз мы уже горели».

Более того, призналась Наталья, неадекватные посетители и жильцы не раз даже взламывали чужие комнаты:

«Я уверена, что от этих людей пострадала и моя комната, где мы прописаны и проживаем с детьми. Здесь были вырваны розетки, разбита батарея, сломана кровать. То есть она была взломана. У нас есть собака, которую мы подобрали с улицы. Её неоднократно избивали до полусмерти, проникнув в комнату, когда нас не было дома. И я боюсь оставлять детей одних дома, и не могу найти работу, так как боюсь отлучаться далеко от общежития».

«К нам без нашего ведома и моего согласия незаконно прописали пятого человека. Из-за него в период с 2017 года у нас образовалась задолженность. Но судебный иск со стороны ЖКХ в мировом суде на наше счастье был отклонён. А в имеющейся у меня на руках и подтверждающей это справке, указано, что в комнате прописаны не пять, а четыре человека», — сообщила смолянка.

Многодетная мать уточнила, что уже не раз обращалась в военную прокуратуру Смоленского гарнизона, МЧС и академию войсковой ПВО имени маршала Василевского», но «до сих пор эти жильцы – безобразники, проживают здесь».

«А ко мне, многодетной матери-одиночке, наоборот, ни за что применили меру — наложили арест на имущество, — пояснила Наталья. — На четвёртом этаже — а из жильцов я с детьми осталась там одна — слесари ЖКХ обрезали «болгаркой» рукомойники и оставили без воды, и горячей, и холодной, а туалет без смыва. Оставили две неподключенные раковины… За водой я хожу в Спасо-Преображенский Авраамиев монастырь, расположенный неподалёку, и в церковь Спаса Преображения» рядом, или на ближайшую колонку на улице Реввоенсовета, возле здания УБОП управления МВД по Смоленской области. Тоже и с электроснабжением — оно отключено».

В семье Гусаровой четверо детей: два сына, которые отслужили в армии, и две несовершеннолетних дочери.

«Я не понимаю, почему ко мне такая ненависть. Мои дети не в чем не виноваты, и я тоже. Несмотря на то, что моя семья стоит в очереди [на жилье — прим.авт.] с 2003-го, город жилья не даёт. И никто не может помочь в решении этого вопроса, а я не в состоянии оплатить услуги адвоката», — с горечью посетовала смолянка.

По словам Натальи, она и несколько жильцов общежития, а также рестовраторы церкви были свидетелями хищения:

«…Военный полицейский распиливал крыльцо прямо на улице «болгаркой» и вывозил облицовку на своей машине, пока я не увидела и не поругалась с ним, тогда он бросил, что осталось».

Сейчас многодетная мать-одиночка вновь обратилась в МЧС и гарнизонную военную прокуратуру:

«Очень надеюсь на помощь — добрых людей, к которым я, по нужде моей, не надеясь на разрешение моей проблемы, обращалась с просьбой».

smolensk-i.ru будет следить за развитием ситуации.

 

текст: Анатолий Гапеенко
фото: Армен Хачатрян

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

295050295050






Комментировать

 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: