Татьяна Макаренкова: «Коронавирус, видимо, станет таким же сезонным вирусом, как грипп»

«О чём говорит Смоленск» и «Городская аптека» продолжают совместный проект «Лица компании», в котором мы рассказываем читателю о людях, составляющих самый главный — человеческий — капитал крупнейшей в Смоленске аптечной сети

Героиня этого номера — Татьяна Макаренкова, фармацевт «Городской аптеки» в здании поликлиники №8 (улица Лавочкина, д.49). В следующем году Макаренкова отметит свой 50–летний (!) юбилей работы в фармацевтике. Когда–то давно, в 1972 году она пришла в эту профессию, имея за плечами диплом смоленского медицинского колледжа. Пришла и осталась в ней на всю жизнь, поскольку, по собственным словам, не знает, не любит и не хочет никакой другой работы, кроме аптечной.

Во времена СССР Татьяна Макаренкова работала в известных в Смоленске аптеках №1 (на улице Ленина) и №5 (на улице Тухачевского). В «лихие девяностые» ей пришлось уйти из фармацевтики и устроиться на некоторое время на завод, чтобы прокормить двух детей и оставшегося без работы супруга.

«Но не пошло. Вернулась в аптеку. Не знаю я никакой другой работы, кроме как аптечной. Не люблю, не хочу, не могу себя заставить. Идешь, бывало, по заводу, по здоровенным цехам — всё какое–то черное, унылое, угнетающее…» — вспоминает героиня.

В конце девяностых Татьяна Макаренкова познакомилась с будущим основателем аптечной сети «Городская аптека» Кумаром Сингхом, и вот уже более двадцати лет продолжается их альянс. Начиналось всё с небольшой аптеки в здании ЦНТИ на улице Кирова.

«Не хотела переходить из ЦНТИ сюда, на Лавочкина, к старушкам из поликлиники. Думала, меня это будет угнетать. Все больные, старые, — рассказывает Макаренкова. — На Кирова всё–таки был центр, магазины… А теперь как только сажусь дома (например, если приболела), то переживаю — как там мои старухи?»

День за днём, с понедельника по пятницу, с утра и до вечера Татьяна Макаренкова ждёт своих покупателей, и каждому готова показать, рассказать и объяснить: как принимать тот или иной препарат, как сделать укол, как обработать порез и прочая–прочая. Они же, в свою очередь, зовут её «Татьяна Пална» и полностью доверяют всему, что порекомендует их любимый фармацевт.

«В детстве я всё время кого–то лечила, мазала мазями»

— Татьяна Павловна, помните, когда и как в вашей жизни появилась фармацевтика?

— Конечно, помню. Я родилась в шахтерском посёлке Тульской области. В детстве мечтала стать либо милиционером, чтобы воспитывать детей, либо доктором. Вспоминаю наши детские игры в кустах возле дома — я всё время кого–то лечила, мазала мазями… Был у нас такой посёлочек Бородино, в нем — старая–старая аптека. Как–то раз я туда попала и увидела старинную дубовую мебель, ступки, склянки. Полный восторг! Красота, стекло. И потом вдруг вышла женщина в белом халате, и тогда я узнала, что это — фармацевт. И всё — когда после восьмого класса приехала к отцу в Смоленск (родители жили раздельно), сразу же заявила ему, что хочу поступать в медучилище.

— Когда после защиты диплома впервые пришли на работу в аптеку, сразу почувствовали себя в своей тарелке? Не было никакого разочарования?

— Мне сразу всё понравилось. Особенно я любила делать мази, свечи, микстуры, растворы. Я и сейчас всё это могу сделать, но современная аптека, к сожалению, уже давно обходится без производственного отдела. «Городская аптека» в данном плане, пожалуй, единственное исключение на территории всей Смоленской области — у неё есть производственная аптека в Рославле. Там изготавливаются различные формы лекарственных средств: микстура Кватера, назальные капли Протаргол, жидкость Кричевского, присыпка Ксероформа, щелочное полоскание, сложно–сердечные капли, косметические лосьоны, а также всевозможные лекарственные средства по индивидуальным прописям врачей. Но это, повторюсь, единственный пример на всей Смоленщине. Меня это расстраивает. Ничего не могу с собою поделать…

«Латынь помню ещё с медучилища»

— А сама философия аптеки как поменялась за пятьдесят лет?

— Все молодые фармацевты теперь без проблем работают с компьютерами. Мне же было очень трудно перестроиться. Я привыкла в своё время к обычной кассе, и всё… Поэтому, наверное, раз двадцать писала заявление об увольнении — не могла свыкнуться с работой на компьютерной кассе (улыбается). Автоматизация и компьютеризация нашей работы, конечно, приносит пользу — заказ, хранение, слежка, сроки. Хотя меньше работы не становится. Пусть и считается, что интернет нам сильно помогает, но я к нему отношусь отрицательно. Мне вот он не помогает. Одни нервы…

Сейчас назначения от врача обычно уменьшаются на небольшом клочке бумаги. А раньше, бывало, как понапишет врач, да на латыни — поди разберись, не перепутай. Меня же принимали на работу в «Городскую аптеку» с условием, что я смогу читать рецепты на латыни. Я латынь помню ещё с медучилища.

Повторюсь, нет производственного отдела, в основном, только один — готовых лекарственных форм. А у нас в своё время была ассистентская (специальное помещение для приготовления различных экстемпоральных лекарственных средств), дефектарная (отдел подготовки и фасовки наиболее ходовых препаратов), боксы (специальные комнаты для приготовления стерильных лекарственных форм). Раньше в аптеке на Тухачевского мы одних глазных капель делали более десяти наименований. И стоили они 2–3 копейки. А сейчас — попробуй купи. Цены кусаются. Ну пусть бы они стоили 20–30 рублей. Ну не 500 же рублей за них отдавать! Людям стало дороже жить в этом отношении.

— Ваши покупатели всегда могут же заказать недорогие и качественные мази, которые им привезут из Рославля. Часто их спрашивают?

— Не часто. Потому что врачи поликлиники не заинтересованы в этом. Они выписывают другие препараты, гораздо дороже. А подавляющее большинство моих покупателей (тем более, постоянных) — это пенсионеры, которые ходят в нашу поликлинику. Если врач выписал серьезное лечение тому же пенсионеру, он зачастую его просто не может себе позволить — пенсии не хватит.

— То есть, если ваше видение лечения отличается от прописанного врачом, вы не настаиваете на своей позиции и «смиренно» даете человеку те препараты, которые ему выписал доктор?

— Я не врач, и даже не провизор с высшим фармацевтическим образованием. Поэтому как я могу настаивать? Нет, конечно. Могу лишь порекомендовать тот или иной препарат подешевле… Я поступаю иначе — иду напрямую к врачам поликлиники, рассказываю им об особенностях наших мазей, каплей, других препаратов. Объясняю, что они дешевле и ничуть не хуже тех, что выписывают.

«Сейчас люди стали болеть тяжелее»

— Сейчас люди болеют по большому счету теми же заболеваниями, что и полвека назад. При этом лекарств стало намного больше, чем тогда?

— В те годы тоже лекарств было много. А сейчас люди стали болеть тяжелее. Тогда тоже нормально лечились, да и в больницах все необходимые лекарства были, а сейчас зачастую людям приходится самим покупать нужные препараты. Ходил ко мне в аптеку один дед, инвалид, живет через дорогу. Положили его в больницу — ноги отказывают, давление зашкаливает. Выписали препаратов — так он такими словами тут ругался, когда я ему сказали, сколько они будут стоить. Через какое–то время вообще перестал в аптеку ходить, я его уже и не и вижу…

— Если бы перенеслись из аптеки 70–х годов, времени, когда вы только начали работать фармацевтом, в современную — чему бы удивились больше всего?

— Удивилась бы тому, что сейчас все препараты — заводские. Сами фармацевты своими руками ничего не делают. Мы же огромный процент лекарственных препаратов делали сами: микстуры, растворы для наружного и внутреннего использования, свечи, порошки, глазные капли, препараты для грудных детей.

А по самим группам препаратов — даже не знаю, что бы удивило. Ничего принципиально нового нет. Расширился, конечно, спектр препаратов, например  антибиотиков — если раньше лечили пенициллинами и стриптомицинами, теперь список современных антибиотиков гораздо шире. Антибиотики усиливаются. Старые антибиотики стали малоэффективными от того, что инфекционные микробы мутируют и становятся сильнее. Вот я когда ковидом болела, пила аж два вида антибиотиков, два вида противовирусных и еще потом мне дали бесплатно третий вид противовирусного.

— Надеюсь, вы коронавирус не на ногах перенесли?

— Нет. Первый раз уходила с работы во время пандемии, когда наша поликлиника вообще закрылась. Позже, после того, как вновь стали принимать доктора, вернулась в аптеку — нужно же было моим старикам отпускать лекарства. И так работала, пока меня не заразила коронавирусом дочь, которая, в свою очередь, принесла его с работы — из школы. После того, как появились симптомы коронавируса, еле смогла выпросить направление на мазок. Потом больше трёх недель (!) не могла дождаться результата. И все это время не выходила на работу. Высокой температуры не было, сильного кашля тоже не было, но пришлось лечиться самостоятельно, не дожидаясь результатов мазка. Больше всего в это время я боялась, что начнутся осложнения и придётся вызывать скорую.

— Так вам в итоге поставили диагноз «коронавирус»?

— Да. После того, как наконец–таки пришли результаты мазка. Доктор выписал схему лечения, однако к этому моменту я уже несколько недель сама принимала лекарства. Выписали мне, как и всем, противовирусные и антибиотики. А после — еще один курс антибиотиков, поскольку у меня была тяжесть в легких.

«Если бы не переболела, сейчас привилась бы от коронавируса»

— Ваши покупатели–пенсионеры — люди больше грустные или юморные?

— Разные. Некоторых я сама стараюсь по возможности повеселить. Тем более, что последний год, конечно, было тяжело, пандемия. Люди сидели здесь, ждали возможности попасть на прием ко врачу, врачи не принимали… Криков было — девочки в регистратуре стояли насмерть.

Но есть и позитивные покупатели. Я вообще могу долго с каждым из них говорить. И не только о жизни. «Разжевываю» им, учу как делать уколы, как обрабатывать ранки и тому подобное. У врачей в поликлинике нет времени «разжевывать» это. А я «разжевываю». Монотонно и долго. Некоторые даже устают слушать (улыбается). Зато плоды моего обучения заметны. Помню, когда только начала в этой аптеке работать, многие не знали, как капли в нос или в глаз закапать — совсем неграмотные были. А сейчас уже понимают и разбираются. Это меня, конечно, радует.

— Весна вступает в свои права. Что традиционно пользуется наибольшим спросом у посетителей вашей аптеки в марте–апреле?

— Уже совсем скоро все мои бабушки соберутся на огороды. Перед тем, как уехать, начнут закупаться лекарствами. Потом, после весенних посадок, они обычно возвращаются страшно разбитые, потому что у всех больные спины. Поэтому и сейчас, и позже большим спросом будут пользоваться обезболивающие мази, таблетки, уколы. Вообще же, уже долгие месяцы как мои покупатели приходили в аптеку исключительно с рецептами на антибиотики для лечения коронавируса. И вот только совсем недавно, всего несколько недель назад, стали появляться рецепты на мочегонные средства, препараты от давления и т.д. Я этому страшно рада. Коронавирус мы пережили. Уже вон и прививки от него делают.

— Ваши бабушки активно идут прививаться?

— Да. Все старики идут прививаться. И я тоже говорю, что если бы не переболела, сейчас привилась бы. Впрочем, я и так обязательно к осени–зиме привьюсь. И своим старушкам говорю: «Ты что в своём возрасте боишься прививки, тебе что — рожать?!» Это молодые девочки могут осторожничать — вдруг потом какие–то осложнения проявятся в иммунной системе или где ещё. Но как–то и не слышно в России про осложнения.

— Думаете, всё, больше никаких «волн» коронавируса в России не будет?

— Такого, что было, думаю, нет. Но нужно понимать, что коронавирус, видимо, станет таким же сезонным вирусом, как грипп. Соответственно, и прививаться от него нужно будет регулярно и своевременно.

«Хочу посмотреть на большом экране «Конёк–горбунок»»

— Татьяна Павловна, в свободное время чем вы любите заниматься?

— Вообще, я садовод. Скупаю по магазинам все семена и на своём огороде выращиваю цветы. Эта «болезнь» у меня появилась недавно, лет пять назад. Раньше я к цветам была равнодушна. А теперь вот читаю, смотрю в интернете, что да как. Недавно у нас дома появилась кошка корниш–рекс. Она по дому не ходит, а буквально летает. Так эта кошка мне все ящики с петуниями перевернула! Теперь надо их заново высаживать…

Когда нет никого, люблю почитать или кино посмотреть. Вот сейчас по телевизору показывали «Угрюм–реку» — не стала смотреть. Лучше книгу найду и прочитаю ещё раз. А так — в кинотеатры люблю ходить. Из последнего — сказку «Конек–горбунок» хочу посмотреть на большом экране. «Хоббита» читаю…

— «Хоббита»? Это же, мягко говоря, не вашего поколения книги.

— Как–то раз внучка принесла гору книг — по школьной программе читать. Я взяла посмотреть. Почитала, понравилось. Теперь вместе с ней читаем «Хоббита» и в кино на него ходим. И всем, кстати, очень рекомендую. Захватывает буквально с первой страницы.

на правах рекламы.
имеются противопоказания. необходима консультация специалиста.
лицензия ЛО–67–02–001132 от 6 июня 2019 г.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

378985378985






Комментировать

Войти с помощью: 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: