Следственный эксперимент. Смоленские следователи откровенно рассказали о своей работе

Существует ли мужской и женский взгляд на профессию следователя?

Смоленск, 25 июля. Бытует мнение, что расследовать тяжкие преступления – не женское дело. Впрочем, прекрасная половина коллектива СУСК не согласна с таким утверждениям, ежедневным трудом доказывая, что им вполне по плечу любые задачи. Так все-таки отличается ли женский и мужской взгляд на профессию следователя? Какие трудности испытывают представители разных полов в своей деятельности? И легко ли совмещать работу и дом? Накануне Дня органов следствия РФ корреспондент Smolensk-i.ru провела «следственный эксперимент», попросив ответить на 10 одинаковых вопросов двух сотрудников СК: следователя СО по г.Смоленск СУ СКР по Смоленской области лейтенанта юстиции Ксению Балаян и следователя по ОВД СО по г.Смоленск СУ СК России по Смоленской области капитана юстиции Александра Ковалева.

Вопрос1. Отличается чем-либо работа следователя-мужчины от работы следователя-женщины, противоположному полу легче или труднее?

К.Б.: В первую очередь, приходя работать следователем, человек должен понимать, что вне зависимости от пола, возраста и любых жизненных обстоятельств необходимо выполнять возложенные на тебя обязанности. Но, на мой взгляд, женщинам бывает чуть-чуть легче, ведь они одной улыбкой способны найти подход к собеседнику.

А.К: Конечно, отличается, следователю-женщине намного труднее, поскольку работа  связана с большими временными затратами, что женщине физически труднее перенести. Трудность обусловлена и тем, что во многом именно на женских плечах лежат домашние заботы, которые помимо работы необходимо выполнять.

Вопрос 2. Что самое отталкивающее в Вашей работе, а что, наоборот, радует и приносит чувство удовлетворения?

К.Б.: Категория преступлений, которая относится к компетенции следователей Следственного комитета, очень разнообразна. Это и преступления против жизни и здоровья, и преступления против половой неприкосновенности, в том числе против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Работая, видишь зачастую страшные и пугающие вещи, которые являются результатом действий человека. Отталкивают люди, совершающие преступления, лишенные моральных принципов, и способные на все. Удовлетворение приносит результат. Обвинительный приговор, вынесенный судом в отношении преступника и вступивший в законную силу, позволяет почувствовать, что ты сделал все правильно, и работа была проделана не зря.

А.К.: Удовлетворение приносит чувство качественно выполненной работы, правильно примененных знаний, а также восстановление справедливости и получение заработной платы. Самое отталкивающее в работе для меня – это видеть, как лица, виновные в преступлениях, в момент привлечения к ответственности даже не пытаются осмыслить суть совершенного ими деяния и понять, что они сотворили.

Вопрос 3. Какое дело самое запоминающееся в Вашей практике и почему?

К.Б.: Самого запоминающегося дела, пожалуй,  нет. Но интерес всегда представляют неочевидные преступления, это как определенная загадка, которую нужно разгадать, доказать, что твоя версия верна.

А.К.: Это уголовное дело о фальсификации результатов голосования участников акционерного общества и единого государственного реестра юридических лиц, которое мне довелось расследовать в 2015 году. Дело запомнилось в связи с длительностью его расследования, линией защиты обвиняемых, позицией потерпевшей стороны, способом самого совершения преступления и способом сбора доказательственной базы по делу. Один из свидетелей поддался на уговоры обвиняемых и стал строить свои показания в унисон с их линией защиты. Однако в дальнейшем, при предъявлении ему ряда доказательств, в ходе первого же допроса дал правдивые показания, от которых в дальнейшем отказывался, в ходатайствах поясняя, что при допросе был пьян и скрыл этот факт от следствия.

Вопрос 4. Какие дела вам тяжело расследовать с моральной точки зрения, как Вы настраиваете себя?

К.Б.: С моральной точки зрения тяжело расследовать дела о преступлениях против половой неприкосновенности малолетних. Но наша основная задача – расследование преступлений, важно понимать, что факт уже свершился и только от тебя в настоящий момент зависит, понесет ли человек заслуженное наказание. Нужно стараться с одной стороны быть хладнокровным, а с другой — не травмировать еще больше ребенка, который так или иначе должен участвовать в следственных действиях по уголовному делу, нужно найти к маленькому потерпевшему подход, постараться, чтобы он не замкнулся, не ушел в себя.

А.В.: Тяжело расследовать дела, связанные со смертью детей. Настраивать себя приходится в любом случае, любыми средствами, это ведь моя работа!

Вопрос 5. Какие советы давали Вам наставники, и чтобы вы посоветовали молодым специалистам?

К.Б.: Я считаю себя молодым специалистом, поэтому стараюсь всегда прислушиваться к советам более опытных коллег, наставников, учусь новому, стараюсь повышать свой профессиональный уровень. Поэтому могу посоветовать то, что советуют мне мои наставники: не прекращайте работать над собой, находите в работе каждый раз что-то новое и интересное, не подходите формально к проблемам людей. И еще один совет: «Спешка хороша лишь при ловле блох», а не в нашей работе.

А.К.: Советы, данные мне, в большинстве своем касались планирования работы, грамотности при составлении документов и самообразования, что и я бы посоветовал молодым специалистам. Главное: «Не отступать и не сдаваться!» . Также запомнились слова одного из коллег и моего преподавателя: «Постоянно читать десять статей УПК РФ каждый день». Сам я убежден в том, что каждый следователь обязан заставить себя в любом случае читать научную литературу и находить на это время!.

Вопрос 6. Если не профессия следователь, то какая, насколько помогает интуиция и профессиональное чутье?

К.Б.: Быть следователем – значит обладать огромным количеством навыков, быть одновременно психологом, юристом, специалистом в различных сферах жизнедеятельности. Поэтому следователь это не профессия, а призвание. Люди, поступающие на службу в качестве следователей, оказываются тут не случайно, им свойственна интуиция и конечно с опытом приходит и профессиональное чутье, а молодым специалистам всегда помогут более опытные коллеги, которые чутье уже наработали.

А.К.: Если не следователь, то юрист, также всегда нравилась деятельность в финансово-экономической среде. На интуитивных качествах работу по уголовным делам не строю, стараюсь исходить от объективных доказательств (заключения экспертов, результаты осмотров, обысков, выемок), при этом руководствуясь практикой и методикой, наработанной по предыдущим делам, находившимся в моем производстве, и примерам коллег.

Вопрос 7. Свойственно ли Вам испытывать чувство жалости к преступникам?

К.Б.: Каждый случай совершения преступления индивидуален, и преступления бывают разными. Если женщина, которую систематически избивает муж, дает ему отпор и причиняет смерть в результате, то это одно преступление, в таких ситуациях жалость может иметь место. Бывают преступления заранее спланированные, человек сознательно оценивает все обстоятельства и понимает, на что он идет, такие люди жалости не вызывают.

А.К.: Да свойственно, считаю, что часто людей на путь совершения преступления, толкает среда, круг общения, жизненные ситуации.

Вопрос 8. Стоит ли бояться подозреваемых, и как строить с ними диалог?

К.Б.: Бояться не стоит. Важно понимать, что Вы с подозреваемым находитесь не на равных. Вы — должностное лицо и должны вести себя уверенно, говорить четко, задавать конкретные вопросы, излишняя эмоциональность, а тем более страх ни к чему, они лишь мешают работе. При этом, естественно всегда нужно помнить о собственной безопасности, не сообщать личную информацию о себе, в случае, если подозреваемый ведет себя агрессивно – пригласить оперативных сотрудников для участия в следственных действиях.

А.К.: Следователь обязан не бояться подозреваемых, диалог с ними должен строить на равных, не ущемляя их прав.

Вопрос 9. Семья или работа, каков приоритет для Вас, как удается находить время для семьи?

К.Б.: В приоритете — баланс между семьей и работой, сохранить его сложно, но я стараюсь, хотя чувство вины за то слишком малое количество времени, которое я провожу с собственным ребенком, стало моей спутницей.

А.К.: Приоритет: симбиоз семьи и работы. Работа следователя связана с ненормированным рабочим днем, ночными и длительными  выездами на места происшествий, часто случается, что и не нахожу времени для семьи, стараюсь это компенсировать во время отпуска. Чтобы найти время, стараюсь раньше проснуться, либо забираю «работу» домой и выполняю, когда семья уснет.

Вопрос 10. Легко ли найти спутницу (спутника) жизни и просканировать его (ее)? насквозь? Стоит ли справедливость того, чтобы работать сутками напролет?

К.Б.: Наша работа связана с ложью, люди хотят избежать уголовной ответственности, строят версии, врут, и ты по инерции каждого человека пытаешься «просканировать», это определенная профессиональная деформация. Но, возвращаясь домой, хочется полностью и безгранично доверять любимым людям, не оценивать их критически. Работа отнимает очень много времени, поэтому найти спутника жизни, который бы принял и тебя и твой режим работы не всегда бывает просто. Но нет ничего невозможного.

У нашей работы есть определённая специфика, в том числе – отсутствие свободного времени, но каждый выбор делает сам. Если уж ты стал следователем, то нужно понимать и принимать степень возложенной на тебя ответственности, жертвовать, в том числе и временем. Однако справедливость в этом случае – приятный бонус, который оправдывает старания.

А.К.: Спутницу жизни нашел до выбора профессии, думаю, что сканировать и не нужно, отношения строить нужно на доверии и никак по-другому, методы анализа здесь не помогут. Да, считаю, что справедливость стоит расходования всех имеющихся ресурсов, в том числе и временных.

 

 

текст:  Ирина Иванова

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

248759248759






Комментировать

 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: