Фёдор Конь может «спать спокойно»: Громовая башня будет жить

Наш корреспондент «проник» за строительные леса и оценил перспективы реставрации самой знаменитой башни Смоленской крепости

Так сложилось, что последние несколько лет я живу в историческом «сердце» Смоленска – вблизи Офицерской слободы, на Кронштадтском переулке. И каждый день я наблюдаю, как солнце играет в прятки за крепостной стеной – то проваливается в десятом часу за Долгочевскую башню, то выныривает оттуда и ещё полчаса лениво тянется лучами сквозь её бойницы. Каждый день я иду в центр через Никольские ворота, а обратный путь срезаю через Парк пионеров, откуда в след мне машет Маховая башня. Если посмотреть на меня сверху, то может показаться, что стена (будто пунктир из-под красного маркера) дублирует если не весь, то точно большую часть моего пути.

Но (сделайте удивлённый вид) первоначально целью воздвижения Смоленской крепости были вовсе не мои встречи с рассветом и пешие прогулки после работы. Крепостная стена – объект оборонительный, «каменное кольцо» Смоленска, которое не раз ограждало его (часто и всю страну) от посягательств враждебно настроенных соседей. Именно смоляне, выдержавшие почти 20 месяцев осады в крепости во время русско-польской войны, стали примером для восстания ополчения под руководством Минина и Пожарского. Неудивительно, что своей боевой славой Смоленск обязан, прежде всего, крепостной стене.

Смоленская крепостная стена — младшая из рукотворной «семьи» Фёдора Коня. Создавая её, зодчий вдохновлялся Московским Кремлём, а также кремлями Тулы, Нижнего Новгорода и Коломны. Не обошлось без новаторства: так, было решено добавить стене третий ярус и увеличить число башен – на выходе их получилось 38. Пройдя сквозь время и войны, уцелели лишь 17 из них.

В том числе и самая знаменитая среди смолян – Громовая башня.

-Давай встретимся где-нибудь в центре?

-Да, на Громовой, нормально? – башня была и остаётся неизменным местом встречи жителей и гостей Смоленска.

Что говорить, она была любимицей и самого Фёдора Коня. Поэтому памятник зодчему сегодня находится в непосредственной близи башни. Занятно: он будто наблюдает за ходом работ, которые развернули на объекте культурного наследия. Правда, разобрать, как проходят реставрация, сложно – всё затянуто строительной сеткой из соображений безопасности.

Но любопытство не порок, а… Нет, просто: любопытство не порок. Поэтому я вместе с другими журналистами Смоленска «проникла» (всё законно!) за «Вход запрещён», чтобы своими глазами увидеть, что происходит на Громовой сейчас.

Строительными лесами обтянута вся прилегающая к Громовой башне территория – здесь расположился «строительный лагерь» — зона отдыха рабочих, склад инвентаря. Пока разглядываю всё вокруг, меня одёргивает директор музея «Смоленская крепость» Сергей Пиляк – сегодня он сопровождает нашу группу.

— Так, сначала про безопасность, потом остальное. Вот каски, — отдаёт приказ «командир».

Как назло сегодня я соорудила на голове высокий хвост – он никак не вяжется с головным убором. С недоумением смотрю по сторонам и натыкаюсь на улыбку Сергея Александровича. Да, Кать, ситуация… Натягиваю каску под протяжные возгласы всей строительной бригады. Вроде, держится. Живём!

Зона проведения реставрационных работ – место повышенной опасности. Требования к соблюдению правил на объекте высокие, не стоит ими пренебрегать. Внимательно слушаем инструктаж, а затем расписываемся в журналах безопасности. Путь открыт – по деревянным настилам и лестницам пробираемся на третий ярус башни: глава отдела заказчика (АУИПИК) Владимир Марчев объясняет, что там группе будет удобно расположиться.

каска громовая (1)

АУИПИК, или Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры продолжило  реставрацию данного объекта культурного наследия в 2021 году. О возобновлении работ объявил губернатор Алексей Островский, отметив, что Агентством также был заключён госконтракт на восстановление Кастаревской башни, Бублейки, Волкова, Донца и Копытенской. 1 июня глава региона заявил о намерении проработать вопрос выделения дополнительных федеральных средств для реставрации крепостной стены.

Что касается Громовой башни, то большую часть уже проведённых работ обывателю увидеть не удастся. Дело в том, что они затронули «ядро» объекта – то, что позволяет оставаться ему устойчивым. В частности, в полном объёме выполнены работы по усилению фундамента и инъектированию стен, убраны пустоты и щели в кирпичной кладке. Для наилучшего контакта по всему периметру башни смонтирован специальный армокаркас и установлены 63 сваи – каждая длиной в девять метров.

Но если вам кажется, что самое сложное позади, то вы ошибаетесь! Трудности «поджидали» реставраторов снаружи – восстановление кладки и облицовка башни оказались самыми трудоёмкими процессами. Хотя, что может быть проще: вытащил неугодный кирпич, заменил его – делов-то! Однако эксперты АУПИК моё мнение не разделили.

Реставрация Громовой башни проходит далеко не в первый раз. Но ранее работы велись не совсем корректно. Например, для восстановления кладки использовали не большемерный кирпич, а вместо известкового раствора – цементный. Для устранения всех недочётов требуется ювелирная точность и кропотливость. Тщательная проработка каждого «всплывающего» секрета башни отбирает много времени, что, конечно, сказывается на общей продолжительности ремонта.

Предваряя вопросы читателей, напомню, что и цвет внешней облицовки может быть связан с методом восстановления кладки – например, если лицевая поверхность кирпича утрачена менее чем на 30 % реставрация кладки осуществляется методом многослойной докомпановки кирпича специальными реставрационными составами. Специальными составами сглаживаются основные повреждения (в основном это касается тех частей, которые по объективным причинам – читай выше – заменить нельзя), а затем наносится докомпановочный состав.

За время реставрации Громовой башни специалисты произвели докомпановку порядка 25 000 кирпичей и вычинку более 40 квадратных метров кирпичной кладки.

Также успели заменить тесовой шатёр – это кровля объекта — и покрытие боевого хода башни. На новый тёс нанесли огнебиозащитный состав и покрыли тёс тонировкой. По одной из версий название башни связано с тем, что в неё нередко попадала молния во время грозы. Теперь Громовой пожар от разряда не страшен.

Несмотря на трудности, с которыми специалистам пришлось столкнуться во время реставрации, работы планируют закончить ко Дню города – 25 сентября.

строители громовая

Экскурсия закончилась. Отдираю каску от волос (снова под протяжные возгласы строительной команды) и выглядываю за строительную сетку. Сидит Фёдор Конь. Задумчиво смотрит в сторону Громовой башни – подойду, скажу ему, чтобы не волновался. Будет стоять, родная, ещё не один век.

текст, фото: Екатерина Добрая

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

388519388519






Комментировать

Войти с помощью: 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: