«В режиме повышенной готовности». Эксклюзивное интервью с губернатором Алексеем Островским

Мне буквально на ходу пришлось запрыгивать в машину, за рулем которой находился губернатор. Шла третья неделя режима самоизоляции…

Островский маска

Уже третью неделю россияне в ежедневном режиме отслеживают количество зараженных COVID-19 и перемещение вируса по территории России. Пандемия заставила федеральную власть актуализировать понятие региональной специфики.

2-го апреля Владимир Путин наделил губернаторов дополнительными полномочиями, согласно которым каждый глава должен сам определять конкретный набор профилактических мер, оптимальных именно для его региона «как с точки зрения здоровья, безопасности людей, так и устойчивости экономики и ключевой инфраструктуры».

Губернаторам предстояло изобрести такую модель, «чтобы овцы были целы, и волки сыты». Ввести ограничения, но без фанатизма. Не допустить в регионе масштабного распространения вируса, сохранить режим полной самоизоляции, но при этом не обрушить экономику.

Вот вам полномочия! Применяйте и разбирайтесь — с масками, аппаратами ИВЛ, коечным фондом. С необходимыми ограничениями и запретами, с QR-кодами и недовольством от принимаемых мер…

Отметим сразу: поначалу «правильно» прочувствовать региональную специфику смогли не все руководители, и Путину даже пришлось напоминать, что новые полномочия создают не только свободу маневра, но и налагают ответственность на губернаторов.

Некоторых «особо старательных» глав, «перекрывших» территории своих регионов и тем самым посягнувших уже на российские законы, и вовсе пришлось «одергивать».

Отдельная история в отдельных же регионах случилась с введением системы QR-кодов, которая вызвала дополнительное раздражение и так уже раздраженных граждан, переживающих вторую неделю режима самоизоляции.

И надо отдать должное губернатору Алексею Островскому, Смоленская область перешла на режим самоизоляции без «драконовских мер», без необоснованных задержаний, без введения миллионных штрафов для предпринимателей.

Сравнивая ситуацию на Смоленщине с некоторыми другими регионами, за такой взвешенный подход — «респект и уважуха» Алексею Владимировичу. Губернатор уважает смолян, их права и нужды. И, как показал смоленский опыт, нет нужды «давить» на людей и запугивать их. В смоленском варианте мы наблюдаем взаимное доверие. Люди прекрасно отдают себе отчет, что режим самоизоляции введен не по «хотелкам» губернатора, а ради максимального снижения рисков распространения коронавируса. Это дорогого стоит.

Не можем не отметить также, что в самые сжатые сроки Алексей Островский решил вопрос по перенастройке смоленских предприятий на выпуск защитных масок. И сейчас речь идет уже о реально серийном производстве — более 100 тысяч в сутки. Уже анонсирован выпуск смоленскими же предприятиями антисептиков.

Учитывая, что вакцина от коронавируса по авторитетным прогнозам будет доступна не ранее конца нынешнего года (по оптимистичным прогнозам), единственное средство защиты от вируса — маски и антисептики. Именно поэтому Островский придает этому вопросу первостепенное значение.

Строго в соответствии с намеченным графиком идет доставка в инфекционный госпиталь аппаратов ИВЛ, увеличивается количество коек, решаются вопросы дополнительного привлечения в госпиталь анестезиологов-реаниматологов Федерального центра травматологии, вопросы развертывания новых лабораторий на базе ряда ЛПУ для проведения исследований на коронавирус (в настоящее время таких уже четыре и они готовы работать в две смены).

Пока часть населения находится на самоизоляции, надо успеть решить все эти вопросы. Успеть «постелить соломки» заранее, пока случаи инфицирования в регионе единичные. Если «накроет» масштабно, будет поздно.

А еще надо принять меры, чтобы не дать упасть экономике, поддержать тех, кто из-за кризиса лишился работы, поддержать семьи с детьми и тех, кому «перевалило за 65 лет, а еще — волонтерам помощь оказать…

Малому бизнесу руку помощи протянуть надо, чтобы закрытие их предприятий из-за пандемии стало действительно временным, а не окончательным. Именно этот бизнес в большей степени попал под удар из-за вынужденных «каникул», объявленных президентом.

И еще много-много таких «надо». Заседания оперативного штаба, на которых решаются самые острые вопросы, экстренные совещания в связи с ЧП (нынешние реалии, увы, полны сюрпризов), инспекции, нарезка задач, контроль исполнения поручений, селекторы (с президентом, премьером, полпредами) и, наконец — решение текущих задач. Кстати, майские указы из-за кризиса никто не отменял…

Понятно, что в данной ситуации вклиниться в плотный рабочий график губернатора с просьбой выделить время на интервью — дело безнадежное. Но мне очень хотелось получить ответы на некоторые вопросы именно сейчас, пока не ушел флер некоего состояния «полной мобилизации» в связи с реальной угрозой.

Интервью состоялось, но не в ущерб рабочему графику. Мне буквально на ходу пришлось запрыгивать в машину, за рулем которой находился губернатор. Впереди — поездка по пяти объектам. Всё время в пути — моё. Итак, поехали!

— Алексей Владимирович, дополнительные полномочия, которыми президент наделил губернаторов — это дополнительная ответственность и дополнительные риски «вызвать огонь на себя» из-за ограничительных мер — будь они чрезмерными или напротив — недостаточными. Наверное, непросто было «попасть в яблочко»?

— Ситуация действительно очень сложная с точки зрения того, как соблюсти баланс важного и полезного. С одной стороны, нужно обеспечить, чтобы максимальное количество смолян сидело дома, но это означало бы автоматическую парализацию всех предприятий региона, что привело бы к краху экономики. Очень сложно было определить перечень тех предприятий, которые обязательно должны продолжить свою работу (потому что последствия их остановки были бы необратимыми), и тех, которые всё-таки должны быть закрыты, чтобы не дезавуировать указ о самоизоляции.

Мы сейчас едем по утреннему Смоленску, и меня как человека, отвечающего перед смолянами за их здоровье и благополучие, радует картина практически пустых улиц. Сами можете сравнить, сколько в это время здесь было людей до пандемии коронавируса (количество зашкаливало, все шли на работу), и сколько сейчас. Также меня не может не радовать, что всё больше и больше я вижу людей в защитных масках. Это значит, что те поручения, которые мною давались промышленному блоку администрации области, выполняются. Предприятия начали выпуск продукции, и она доходит до конечного потребителя. Хотя пока острота этого вопроса не снята с повестки. Проезжая по аптекам областного центра, муниципальных образований, я вижу, что где-то маски есть, и аптекари говорят, что проблем с этим не было и нет, а где-то масок не видели уже несколько недель. Поэтому здесь есть над чем работать, и до совершенства еще очень далеко.

— Не слишком сурово вы обошлись с парками? Я не о развлекательных аттракционах, а о прогулочных зонах, может, не стоило закрывать?

— Светлана, есть русская поговорка: «Хорошо думать чужим умом». Я считаю, что та угроза, которая стоит перед страной, и которая уже показала беспомощность руководства ряда европейских государств, заслуживает того, чтобы вводить самые жесткие ограничения и принимать самые жесткие меры. Лучше создать временные неудобства для смолян, но сохранить огромное количество жизней. Жизнь человека бесценна. И если для того, чтобы сохранить хотя бы одну жизнь, нужно закрыть все парки в городе, я сторонник такой меры. Да, это далеко не всем нравится, но потом люди будут благодарны, что власти позаботились о них и их близких. Уверен, нужно максимально закрывать все места для массовых посещение людей, иначе указ о самоизоляции не имеет никакого смысла. Буквально вчера на селекторном совещании с главами районных администраций говорил об этом. Сказал, что мы не имеем права критиковать смолян и ставить им что-то в вину, это неправильно по определению. Но в то же время, самый главный противник вводимым мерам по противодействию инфекции — это жители области, которые недостаточно внимательно относятся к важности самоизоляции. Чем больше людей будет сидеть дома, чем меньше будет прямых контактов между людьми, тем меньше будет распространение данного вируса. Особенно актуально это для приграничных районов Смоленской области. Причем, как с западной стороны, так и с восточной. С западной стороны у нас есть дороги третьей и четвертой категории, которые используются как россиянами, так и белорусами для пересечения границы, но эти дороги хоть как-то контролируются погранвойсками и погранслужбой ФСБ России. А с восточной стороны — это огромное количество дачников, в собственности у которых находятся дома, земельные участки в Гагаринском, Вяземском, Угранском районах. И как только вышел указ президента, и эти люди услышали, что можно не ходить на работу, они массово поехали к себе на дачи. Это, безусловно, создает дополнительную угрозу.

— Кстати, власти Ивановской области напрямую обратились к жителям с настоятельной рекомендацией не сдавать москвичам жилье и напомнили, что в противном случае они рискуют ответить по уголовной статье (ст. 236 УК — нарушение санитарно-эпидемиологических правил). И да, незнание не освобождает от ответственности. Что вы думаете по этому поводу? Будут у нас ужесточаться меры в отношении «понаехавших»?

— Смоленская область (и я не раз уже говорил об этом в контексте иных вопросов) — не отдельное государство. Мы — один из субъектов большой страны. Есть правительство, есть штаб, созданный при Госсовете, который возглавил мэр Москвы Сергей Семенович Собянин, есть федеральные решения, которые принимаются для всей страны. Поэтому руководители всех регионов должны соотносить свои решения, действия и высказывания с федеральной политикой и не идти вопреки общей логике.

— Смотрите, сдал кто-то жилье приехавшему из столицы, а тот оказался переносчиком COVID-19, он ходит где-то в нашем городе, сколько у него контактов будет, никто не знает…

— Светлана, все меры наказания отрегулированы уголовным и административным законодательствами. Здесь придумывать ничего не нужно. Нужно, чтобы государство через СМИ, через социальные сети и иные носители информации напоминало гражданам об их ответственности. Чтобы потом никто ничему не удивлялся, когда государство предъявит те или иные претензии. Как вы справедливо заметили, незнание не освобождает от ответственности.

— Еще один важный аспект — ответственность за нарушения режима самоизоляции. Можно ли у нас принять региональные законы, наказывающие нарушителей. Москва, например, приняла на местном уровне штрафы для физлиц 4000 рублей, для юрлиц — до миллиона. Может, лучший рецепт — мягкий режим, но строгий спрос за соблюдение мер безопасности?

— Каждый день я провожу значительное количество совещаний (как публичных, так и закрытых), и в рамках этих совещаний принимаются те или иные решения, исходя из необходимости. Скопом все решения принять невозможно. Во-первых, явление, с которым нам пришлось столкнуться, даже не изучено еще, и опыта, как я уже говорил, нет ни в одном государстве. Во-вторых, надо иметь в виду, что последствия каждого действия надо очень тщательно просчитывать и принимать взвешенные решения. То, о чем вы говорите, это вопрос дополнительного изучения юристами.

— После введения в Смоленской области режима самоизоляции вам приходилось бывать в Москве?

— Я езжу туда каждую неделю, потому что каждую неделю меня вызывают на те или иные совещания, проходят встречи в Министерствах, в правительстве, в администрации президента. Это часть моей работы. Я не могу самоизолироваться, закрыться в своем кабинете и исключить командировки в Москву, потому что в этом случае работа в регионе по многим направлениям будет парализована или сильно «просядет».

— Учитывая такую активность, не могу не задать вопрос: с какой периодичностью вы делаете тесты на коронавирус?

— Светлана, как раз сегодня планирую впервые сделать этот тест. Но вы правы, думаю, нужно будет это делать на регулярной основе. Сегодня положу этому начало.

— Алексей Владимирович, а ваша семья запаслась продуктами?

— Мы с супругойкаждую неделю ездим в «Ленту»

— Нет, я имела в виду гречку, сахар, туалетную бумагу — тот набор, который некоторое время назад россияне сметали с полок магазинов в невероятных количествах.

— Я как человек, обладающий информацией, понимаю всю беспочвенность тех панических настроений людей, которые понуждали людей массово скупать те или иные виды продукции. К тому же, постоянно участвуя в совещаниях с Минпромторгом, с Минсельхозом, я понимаю, что запасы продуктов на несколько месяцев вперед точно есть. Поэтому покупаем с женой всегда только самое необходимое на неделю. Впрок не закупаемся.

— Работа в кризисной ситуации более выпукло проявляет качества сотрудников. Можно ли сказать, что кто-то из членов администрации проявил себя с лучшей стороны, а у кого-то обнажилась никчемность?

— Давая нелестную оценку хотя бы одному члену своей команды, тем самым я дам нелестную оценку себе. Поэтому отвечу так: всеми, кто работает в администрации в настоящий момент, я в большей или в меньшей степени доволен. Те, кем я был недоволен, в администрации больше не работают.

— Смоленская область стала одним из 16 регионов, где Минобороны в рамках борьбы с коронавирусом возводит медицинские центры, которые оснастят современным оборудованием. Меня, например, озаботило, что при малой численности населения, при том, что на момент принятия решения о строительстве эпидситуация на Смоленщине была благоприятной, наш регион стал одним из 16-ти, где построят центры. Это как-то связано с тем, что мы «западный форпост»? Как-то сразу в этом направлении мысли побежали… Какие виды у Минобороны на этот медцентр потом, когда пандемия закончится?

— Я считаю, что любые федеральные деньги, приходящие в субъект, в данном случае — в виде строительства крупного медицинского объекта здравоохранения — это плюс. Чем руководствовалось правительство и Минобороны, определяя точки строительства этих центров, мне неизвестно. Но, если говорить о пандемии, то у нас, как я уже сказал в начале нашей беседы, существует две зоны риска: белорусское приграничье и московские дачники. Если же говорить о перспективе, то рано или поздно с проблемой коронавируса мы справимся, и у нас будет современный центр, который по согласованию с федеральными властями мы уж точно найдем, для чего приспособить (с точки зрения оказания ежедневной медицинской помощи смолянам).

— Неоднозначную реакцию в соцсети вызвало ваше желание стать волонтером. Алексей Владимирович, объясните недоумевающим, зачем вам это?

— Хочу на своем примере показать смолянам, насколько важна для одиноких пожилых людей эта помощь (покупка продуктов питания, лекарств, оплата услуг ЖКХ). Считаю очень правильным лично заняться этой работой.

— 31 марта, в тот же день, когда вами был подписан указ о самоизоляции на территории Смоленской области, вы дали поручение руководителям профильных департаментов разработать конкретные меры по поддержке малого и среднего бизнеса (на прошлой неделе этот пакет предложений уже был представлен). И в тот же день вы назначили нового заместителя — Алексея Стрельцова, который теперь курирует важнейшие направления: инвестиции, промышленность, малый и средний бизнес, лицензирование, экспорт. То, что эти три события произошли в один день, разрушает все стереотипы о том, что введение режима самоизоляции — это крах всего (кризис, апатия, стагнация, караууул, всё пропало!). Оказывается, и сейчас департаменты работают, областная власть озабочена не только коронавирусом и кризисом?

— Каждый день мы занимаемся всеми теми вопросами, которыми занимались на протяжении всех этих восьми лет. Лично у меня нет ни малейшей апатии, есть желание и дальше заниматься развитием региона (в рамках того периода полномочий, который будет определен мне президентом и жителями региона). Руки не опускаются, наоборот, многие проекты уже запущены, и их надо доводить до логического завершения. Поэтому, сказать, что дни напролет мы занимаемся только коронавирусом, забросив все остальные направления — точно нельзя. Да, чуть меньше, чем ранее, получается уделять времени иным вопросам, поскольку здоровье людей — это самое важное, самая главная тема этого непростого периода. Но развитием области как занимались, так и будем заниматься.

— А бизнес «шевелится» в ответ? Инвесторы не «заморозились», не замерли?

— Нет. Все проекты, которые запущены, все реализуются. С некоторыми предпринимателями даже в эти дни я встречаюсь, общаюсь, мы проговариваем перспективы развития этих проектов (вторых, третьих очередей их реализации). Стагнации нет ни малейшей.

— Отлично! Вселяет оптимизм, что «не коронавирусом единым». И коль уж мы коснулись инвестиций, не могу не задать вопрос, который активно обсуждается в кулуарах. К новому вице-губернатору Алексею Стрельцову перешли все важнейшие сферы, которые ранее курировал Ростислав Ровбель. С чем это связано?

— Обычная ротация. Не я первый это делать стал, практика распространенная, и президент применяет ее (когда меняет те или иные полномочия чиновников). Вот и я хочу посмотреть, как иное лицо будет справляться с теми полномочиями, которые были у Ровбеля. Хочу посмотреть, как Ровбель будет справляться с иными полномочиями. Поэтому никакого негативного подтекста здесь нет. Не надо искать «черную кошку в темной комнате…»

— Вернемся к теме пандемии COVID-19. Сейчас сложно сказать, чем вся эта история обернется для России по итогу, но уже точно понятно, что это — одно из серьезнейших испытаний за последние годы. Можете ли вы сказать, что нынешний вызов — самое серьезное испытание за весь период вашего губернаторства на сегодняшний день?

— Область досталась мне в тяжелейшем социально-экономическом положении, это был не менее серьезный вызов. И работа над улучшением ситуации в регионе на протяжении восьми лет — вот это и вызов, и испытание. В должности главы региона каждый день — «сложный период». Сначала нужно было спасать 1150-летие Смоленска, потом — реализовывать национальные проекты, теперь — бороться с пандемией, контролировать ситуацию с ценами…

— И не забывать о майских указах… поняла. Алексей Владимирович, а что с выборами губернатора будет? Сейчас можно разные прогнозы услышать. Наверняка никто не знает, но если история с пандемией пойдет по худшему сценарию, есть вероятность, что выборы перенесут (разные версии есть: возможно, на апрель 2021-го, а то и на год). У вас сейчас прекрасные стартовые позиции, что называется, «полный шоколад»…

— Насчет «шоколада» вы мне льстите. Смоляне живут достаточно тяжело, и, несмотря на очевидные успехи, достигнутые администрацией Смоленской области за восемь лет моей работы (в том числе — привлечение более 300 миллиардов внебюджетных инвестиций, реализацию ряда социальных проектов), экономического чуда в регионе не произошло.

— Я говорила об электоральных симпатиях, и это факт, с которым даже вы вряд ли сможете поспорить (из скромности).

— Не буду спорить, я вижу и чувствую настроения смолян по отношению ко мне. Знаю, что подавляющее большинство смолян меня поддерживает (об этом говорят и социологические исследования). Но как человек команды президента, и я об этом уже неоднократно говорил, буду руководствоваться решениями Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Если президент посчитает возможным доверить мне выставить свою кандидатуру на выборах губернатора Смоленской области, я, безусловно, этим правом воспользуюсь. Рассчитывая на поддержку смолян, которую я чувствую на встречах с людьми, уверен в победе в первом туре. Силы работать еще один период полномочий есть, желание продолжить начатое и повысить качество жизни людей. Но пока президент не озвучил своего решения, считаю преждевременным обсуждать этот вопрос.

— Алексей Владимирович, а не «напрягает» ожидание решения президента?

— А я не думаю об этом, я работаю. Каждый день мне необходимо решать столько задач… и от этих решений зависит судьба колоссального количества людей, поэтому я не думаю про выборы, про периоды полномочий, я просто работаю.

— Спасибо большое, Алексей Владимирович, за то, что уделили время. Сегодня мы говорили в основном о ситуации, связанной с коронавирусом, поскольку сейчас это действительно является «горячей» темой. Предлагаю обсуждение «горячей темы» в таком формате сделать традицией (надеюсь, следующие поводы не будут носить столь экстремального характера).

— Спасибо, Светлана. С удовольствием.

беседовала Светлана Савенок

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

328858328858






1 комментарий

  1. Спасибо за интересную статью, дорогая Светлана. Алексей Владимирович проявляет заботу. Молодец!! Олег Филиппович

Комментировать

Войти с помощью: 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: