ТЭК поставили в уголь

119 просмотров

Генерация не воспользовалась «газовой паузой». Виноваты высокие цены на энергетический уголь и дотируемый государством экспорт

Представители отечественной угольной генерации в ноябре неоднократно пытались обратить внимание властей на проблемы, которые доставляют энергетикам экспортные аппетиты горняков. Об этом говорили первый заместитель главы «Газпром энергохолдинга» Павел Шацкий и генеральный директор энергокомпании «Русгидро» Николай Шульгинов.

Этой теме также уделялось внимание в спецвыпуске «Ъ», который вышел в коммерческом партнёрстве с энергетиками. Перекос в энергетическом балансе уголь/газ в сторону последнего может обернуться фатальными последствиями для угольной промышленности и не только. Сегодня, по сути, упускается последняя возможность эффективно использовать для качественных преобразований сразу нескольких отраслей «газовую паузу».

Мы уже не раз писали о том, как и почему подорожавший на внешних рынках уголь обернулся дефицитом вагонного парка внутри страны. О том, что рост экспорта твёрдого топлива и, соответственно, прибыли подстёгивает угольщиков наращивать объёмы производства, но они недовольны железнодорожниками – «узкие русла» путей сдерживают объёмы вывоза.

Также многое сказано о странном стремлении РЖД потратить сотни миллиардов рублей на расширение ж/д инфраструктуры под угольный экспорт при одновременном нежелании брать с отправителей 100% тарифа в рамках 1 класса (самого дешёвого) даже в условиях, когда мировые цены на уголь достигли максимума. Согласно статистике, которую можно найти здесь, котировки энергетического угля в среднем показывают рост 50% по сравнению с показателями прошлого года. Цена на энергетический уголь по условиям поставки FOB в мировых портах в январе 2016 составляла 60 долл/тонна, а в октябре 2017 года — 114 долл/тонна. Цифры по коксу скромнее, но также стремятся вверх +10%. То есть спрос растёт, экспорт процветает, однако угольщиков, по мнению правительства, всё также необходимо дотировать.

РЖД заявляют о необходимости прекращения этой практики и кивают в сторону правительства, но, в свою очередь, не отменяют скидки на дальность, которые предоставляются самой монополией в рамках тарифного коридора. Вопрос: если ж/д корпорация пытается продемонстрировать рынку некую гибкость, почему сейчас хотя бы временно не пересмотреть тарифную политику в отношении угольщиков?

Вместо ответа – миллиардные убытки, которые, при немом одобрении регуляторов, монополия перекладывает на плечи других грузовладельцев. Как отмечают эксперты, тариф на перевозку угля составляет 41% от среднего грузового тарифа РЖД. В результате чего отправка железной дорогой одной тонны чёрного металла компенсирует РЖД убыток от перевозки 4,25 тонн угля, а одна тонна нефти эквивалентна по стоимости отправке 4,42 тонн угля.

Выгодоприобретатели «пенки» с угольных потоков известны. На первом месте по объёмам экспорта стоит СУЭК Андрея Мельниченко. Второй крупнейший экспортёр – «Кузбассразрезуголь» Искандера Махмудова и Андрея Бокарева. Список можно продолжать, но стоит ли? Можно позавидовать умению угольных лоббистов защищать собственные интересы, привлекая на свою сторону как федеральных чиновников высшего ранга, так и региональных. Например, курирующий отрасль начальник департамента администрации Кемеровской области Олег Токарев посетовал на то, как большие расстояния до границ страны и логистические проблемы препятствуют расширению производства и сбыта угля.

При этом из-за непомерных аппетитов нескольких «групп товарищей» страдают целые отрасли. Недавно СМИ рассказали, что ещё месяц назад глава «Русгидро» Николай Шульгинов обратился с письмом к вице-премьеру Аркадию Дворковичу, сообщив, что на ряде станций, расположенных на территории ДФО, наблюдаются недопоставки топлива, связанные с дефицитом подвижного состава, а также с приоритетностью угольных компаний в отгрузках на экспорт.

Энергетики уже давно недовольны беспомощностью монополии в ситуации, когда полувагоны им достаются по остаточному принципу. Железнодорожники хранят олимпийское спокойствие. И сообщают, что принимают необходимые меры, чтобы вывезти все предъявляемые к погрузке грузы, но не распоряжаются подаваемыми вагонами и не имеют отношения к арендным ставкам.

Вернёмся к «газовой паузе». Эта концепция появилась едва ли не 40 лет назад. Начало ей положила разработка западносибирского газа. СССР, благодаря контракту с ФРГ по принципу «газ в обмен на трубы», получил возможность использовать невидимое топливо, большую часть капитальных затрат на разработку и доставку которого оплачивала Европа.

Основная идея «паузы» заключалась в том, что использование газа давало время на капитальное перевооружение производства электроэнергии с мазута на атомную энергетику, а также эффективную и экологичную угольную генерацию. Однако политико-экономические перемены в стране затормозили этот процесс. А затем практически свели к нулю.

В мире газ по цене примерно равен нефти и дороже угля в три-четыре раза. Совсем по-другому сложилось в России, где стоимость угля последние четверть века диктует рынок, а ценой на газ управляет государство. Свою лепту вносит и транспортная составляющая. По данным ФГБУ «Российское энергетическое агентство», для энергетиков уголь в нашей стране оказался вдвое дороже газа.

В результате, в противоположность мировой практике, доля угля в энергетическом балансе России значительно меньше газовой и продолжает снижаться. Первый заместитель главы «Газпром энергохолдинга» Павел Шацкий удивлялся стремлению тратить сотни млрд рублей, чтобы получить десятую часть процента доли возобновляемых источников энергии в энергобалансе, при этом целыми процентами утрачивая угольную генерацию. И всё это происходит в стране крупнейших в мире запасов угля.

Специалисты утверждают, что подобный дисбаланс вредит не только угольной промышленности, для которой экспорт становится единственным условием развития. Газовая зависимость электроэнергетики несёт потенциальную угрозу – как самой нефтегазовой отрасли, так и энергетике и ЖКХ. Мало думают и о том, что будет, когда газ по объективным обстоятельствам начнёт сильно дорожать и рано или поздно сравняется с мировыми ценами.

Производство электроэнергии на угольной ТЭЦ минимум в 2,5 раза дешевле, чем на газовой. И это несмотря на то, что уголь ещё нужно подготовить. Кстати, тут стоит упомянуть ещё об одном парадоксальном дисбалансе.

Отечественные энергетики сполна оплачивают дорогую доставку угля, выбрасывая при этом 20% средств буквально на ветер. Львиные 90% потребления российскими ТЭЦ приходится на низкокачественный уголь, пятая часть которого уходит в золу. Зато высококачественные и обогащённые угли уходят на экспорт.

В итоге возможности «газовой паузы» в нашей стране не использованы, угольная генерация, с точки зрения современных технологий, находится в первобытном состоянии. На расширение экспортного коридора для угля планируется потратить сотни миллиардов. При этом о будущем отрасли, перспектив ТЭК и экономики страны в целом не задумывается никто. За исключением единичных экспертов, голоса которых стараются не слышать.

 

источник: Vgudok.com

220769220769
Следите за важнейшими новостями в Telegram

Комментировать