Чиновники и депутаты должны избавиться от зарубежных счетов

55 просмотров

После 19 мая чиновники и депутаты должны за три месяца определиться, что им дороже — должность или счета за рубежом

Эта статья является комментарием к:
Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 102-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами»
Федеральный закон Российской Федерации от 7 мая 2013 г. N 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами »

Уже к середине сентября чиновники, депутаты, судьи и военнослужащие, а также их супруги и дети должны будут избавиться от счетов в иностранных банках. Президент подписал федеральный закон, запрещающий им хранить деньги и ценности за границей, а также пользоваться за рубежом другими финансовыми активами.

Сегодня «Российская газета» публикует его. В силу документ вступит 19 мая. Спустя три месяца после этого все те, кого касаются новые правила, должны будут либо распрощаться с зарубежными счетами и акциями, либо их ждет досрочное прекращение полномочий, освобождение от должности или увольнение в связи с утратой доверия.

Новые правила вводятся «в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, упорядочения лоббистской деятельности, расширения инвестирования средств в национальную экономику и повышения эффективности противодействия коррупции», сказано в документе. И распространяются на лиц, «принимающих по долгу службы решения, затрагивающие вопросы суверенитета и национальной безопасности Российской Федерации».

Попросту говоря, если чиновник или депутат хранит ценности за рубежом, иностранцам на него проще надавить в решении каких-то вопросов, поясняет президент Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков. Сейчас во многих странах банковской тайны фактически нет, и спецслужбы в основном обладают информацией о счетах иностранцев, говорит он. Но прежде всего, продолжает Аксаков, важен моральный аспект. «Если человек хранит деньги за рубежом, возникает вопрос о том, насколько его интересы близки интересам государства, которому он должен служить», — поясняет собеседник «РГ».

«Закон должен снять раздражение в обществе, когда значительная часть населения относится к элите как к чужакам, — продолжает доцент кафедры теории и практики госуправления НИУ «Высшая школа экономики» Павел Кудюкин. — Общая линия — провести национализацию элит, перетащить ее интересы внутрь страны».
1,7 миллиона — столько в стране государственных и муниципальных служащих

Подсчитать, сколько именно человек попадает под действие закона, сложно. И тем более никто не может назвать количество зарубежных счетов, открытых чиновниками и депутатами. Сейчас в России только гражданских государственных и муниципальных служащих — 1,7 миллиона, уточняет он.

Это не значит, что у всех есть счета за границей или реальная возможность их завести, поясняет Кудюкин. Значительная часть чиновничества работают в теруправлениях, их доходы не столь велики, чтобы вывозить средства за рубеж. Что касается тех, у кого такая возможность была, то многие открывали счета за границей «на всякий случай», больше доверяя зарубежной, а не отечественной финансовой системе, предполагает Аксаков. Это, конечно, если не считать тех случаев, когда за рубеж выводились коррупционные деньги. Теперь у госслужащих будет больше реальных стимулов содействовать тому, чтобы отечественный инвестиционный климат, устойчивость фининститутов соответствовали более высоким стандартам, надеется Аксаков.

Некоторые сенаторы уже начали отказываться от зарубежных активов еще до вступления в силу закона. Один из членов Совета Федерации передал их недавно в благотворительный фонд. Есть и другой способ — ценные бумаги продать, а деньги перевести на родину. По закону, при получении сигнала о том, что требования закона нарушаются, руководитель органа, в котором трудится возможный нарушитель, принимает решение о проведении проверки. Сигнализировать могут правоохранители, политические партии, Общественная палата, общероссийские СМИ. А вот анонимки рассматриваться не будут.

Запрет, правда, можно обойти, признает Аксаков. Например, открывать счета в офшорах на номинальных держателей. «Самое сложное в реализации закона — отслеживание самого факта владения иностранными счетами, — говорит Кудюкин. — Вопрос в том, насколько хватит политической воли добиться от иностранных банков предоставления данных о российских владельцах счетов». Но возможностей скрыться даже в офшорах становится все меньше. Американские и немецкие власти уже сумели добиться от швейцарских банков раскрытия данных о клиентах из своих стран, напоминает Кудюкин. И наверняка желающих обойти запрет будет немного. Слишком велики репутационные риски. «В современном мире, где информация становится все более открытой, гарантий, что сведения о счетах не всплывут, очень мало. Степень прозрачности жизни увеличивается, и с этим приходится считаться», — говорит Кудюкин.

Запрет не касается зарубежной недвижимости. По ней надо лишь подавать декларации о доходах. «Но дискуссия по этому поводу идет, вопрос надо будет решать, — говорит Аксаков. — Правда, надо предусмотреть исключения: например, недвижимость могла достаться человеку по наследству».

Фото: Сергей Савостьянов/ РГ
Текст: Елена Кукол
Российская газета

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

3107231072


Следите за важнейшими новостями в Telegram


Комментировать

 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: