Юрий Сынкин: «Люди помнят меня и узнают на улице»

Юрий Сынкин довольно неожиданно для многих занялся политикой, войдя в состав тройки списка «Единой России» на праймериз по выборам депутатов Смоленского городского Совета и показав по их итогам наилучший результат

IMG_1064

В марте этого года Юрий Сынкин возглавил Общественную палату Смоленской области, сменив ушедшего с должности по состоянию здоровья Юрия Ребрика. Можно сказать, это стало возвращением Сынкина в публичную плоскость (ранее, в первой половине 2000–х, он работал вице–губернатором по социальной политике, после чего «исчез» из сферы пристального внимания масс–медиа, хотя руководил переписью населения).

«У меня в администрации была очень большая нагрузка, по 12 часов в день, без выходных и праздников, и на такую нагрузку я уже был не согласен. Когда меня пригласил губернатор и предложил стать председателем Общественной палаты, я дал согласие», — рассказывает он историю своего появления в палате.

Однако, помимо общественной работы, Юрий Сынкин довольно неожиданно для многих занялся политикой, войдя в состав тройки списка «Единой России» на праймериз по выборам депутатов Смоленского городского Совета и показав по их итогам наилучший результат.

В интервью журналу «О чем говорит Смоленск» Юрий Сынкин рассказывает о том, какие приоритеты — общественные или депутатские — для него важнее и почему.

 

Благодарные слушатели

 

— Юрий Константинович, вы же и ранее занимались общественной работой?

— Да. В 2009 году создали общественную организацию ветеранов гражданской и муниципальной службы. Я вошел в состав учредителей, был заместителем председателя, затем — председателем. Активно занимался защитой социальных интересов ветеранов гражданской и муниципальной службы. (Еще в нашем Уставе у нас записан такой пункт как передача профессионального и жизненного опыта молодым, участие в патриотическом воспитании молодежи.) Недавно вот вместе с областным объединением краеведов провели три научно-практических конференции на тему «Смоляне на службе Отечеству», а затем издали материалы этих конференций.

 

— Одно дело заниматься общественной организацией, которая вам близка по жизни и другое — Общественная палата, где переплетены интересы множества общественников.

— Закон об Общественной палате Смоленской области принимался, когда я работал в администрации области. Вячеслав Николаевич Осин тогда был уполномоченным по правам человека, он и проявил такую законодательную инициативу. Сначала была создана Общероссийская общественная палата, потом и региональная. Когда работали над областным законам, надеялись, что это будет хороший инструмент для создания диалога между населением и властью. Так оно и происходит: палата всегда старается учитывать мнение жителей Смоленской области при решении серьезных проблем.

Примером тому может служить 2004 год, когда правительство задумало монетизацию льгот, и по всей России пошел этот процесс. Помню, мы тогда собрали внеочередной народный Собор, на котором я (тогда был заместителем губернатора) выступал полтора часа. В итоге мы не пошли на поводу у правительства, у минфина, которые говорили, что областные льготы необходимо монетизировать в тот же год, что и федеральные: Собор решил, что на год откладываем этот процесс. Провели консультации, проработали вопрос о том, как это будем делать в дальнейшем. Виталий Вовченко был председателем Совета ветеранов. Мы разработали предложения, Совет ветеранов обсудил их в каждом районе, внес свои предложения. После чего мы их обработали и приняли окончательно. То есть, с учетом интересов населения, поскольку монетизация затрагивала большое количество граждан.

Но, согласитесь, не каждый раз будешь собирать народный Собор, и если можно работать через Общественную палату, которая объединяет различные общественные и некоммерческие организации и учитывает мнение населения, вырабатывает свою позицию и предлагает ее власти, то, я считаю, это хороший инструмент. У нас именно так и происходит.

 

— Пример с монетизацией, безусловно, интересный и показательный. Помните ли вы аналогичные примеры, когда Общественная палата выступила как действенный механизм передачи общественного мнения для принятия итогового решения?

— Если говорить про настоящее время, то совсем недавно в регионе проходила серьезная работа по лицензированию управляющих компаний. Работа, которая, согласитесь, затрагивает абсолютно все население области. Член нашего общественного Совета входил в состав комиссии по лицензированию. Занимаясь процессом лицензирования, мы смотрели и оценивали деятельность управляющих компаний. По итогам провели большой круглый стол и увидели, какие пробелы есть в законодательстве, нормативно-правовых актах, регулирующих вопросы лицензирования, выработали предложения по дополнению и изменению действующей нормативной базы и предложили их Общественной палате Российской Федерации. Договорились, что оформляем как изменения в законодательство РФ, а они рассылают их по всей России, во все субъекты, чтобы получить обратно поддержку этой инициативы. Главное, чтобы люди были уверены: деньги, которые они платят управляющим компаниям, шли на выполнение необходимых работ.

Второй пример: так сложилось у нас в Смоленской области, что аграрии сами по себе, а торговля сама по себе. Крупные торговые сети занимаются реализацией продукции, привезенной откуда угодно, а наши фермеры не имеют возможности попасть к ним на торговые прилавки. Первым делом мы провели круглый стол аграрного сектора, где заслушали информацию администрации о том, какую помощь она оказывает сельхозпроизводителям при подготовке к весеннему севу, а также банков, которые дают кредиты сельхозникам. В ходе обсуждения познакомили торговые сети с нашими производителями, чтобы они имели представление о том, что производится у нас и что можно здесь брать. (Когда выступали аграрии перед представителями крупных торговых сетей, для сетевиков было настоящим откровением то, что у нас есть свои крупы хорошего качества, овощи, производство кроликов.) Таким вот образом эта серьезная проблема стала решаться благодаря участию Общественной палаты Смоленской области.

 

— Сети в итоге готовы брать местную сельхозпродукцию?

— Да, сети готовы. Это, конечно, процесс не одного дня, но принципиально мы договорились.

 

Мечта сбывается

 

— Вы пришли не только в общественную жизнь, вы не менее стремительно врываетесь в смоленскую политику. Сможете совмещать? Сами же говорите, что работа по двенадцать часов в сутки не для вас.

— Совмещать не получится по закону. Либо депутат, либо Общественная палата.

 

— А что в приоритете?

— Так сложилось, что я работал в комсомоле, в партийных органах, в профсоюзах… В исполнительной власти тоже поработал. А в представительных органах власти еще не удалось, вот и решил попробовать, потому что интересно. Мне всегда была интересна работа нашей Думы, городского Совета, поэтому решил попробовать свои силы. И потом, нынешний состав городского Совета, мягко говоря, не очень… Достаточно вспомнить тот скандал с экс-депутатом Ершовым по поводу малолетних узников — крайне некрасивая история. Поэтому хочется обновления состава, чтобы депутаты занимались больше городскими проблемами, проблемами жителей. Поработав в Общественной палате, я увидел, что есть вопросы, которые через городской Совет можно решать. И решил попробовать.

 

— Это какие вопросы?

— Например, те же вопросы торговли. Фермеры просят постоянно, чтобы им были выделены на наших городских рынках места для торговли. Чтобы не перекупщики работали, которые всю ту же продукцию предлагают с сумасшедшей наценкой, а сам производитель мог приехать и продавать свою продукцию.

 

— У нас же все рынки практически снесены, а на их месте построены торговые центры.

— Но проблема есть, и решать ее надо… Опять же проблема детских садов. Хотя определенные усилия принимаются в этом плане, но мест все равно не хватает. А это значит, что женщины не могут выйти на работу, то есть все это сказывается на благополучии семьи.

 

— И как вы предлагаете решать проблему мест в детских садах?

— Надо формировать правильно бюджет. А принимает бюджет, напомню, городской Совет.

 

— Какая очередь была в детсады, когда вы работали в администрации?

— Тогда такой очереди не было, так как рождаемость была маленькая. Не было тогда и материнского капитала. В те годы образовалась демографическая яма. Помимо этого, многие предприятия «сбрасывали» с себя всю социалку, в том числе и детсады. Предприятия не работали, бюджет не наполнялся, и город не мог выкупить все детские сады, которые принадлежали предприятиям. Да и потребности такой не было. А сейчас, когда правительство стало принимать меры по повышению рождаемости, то, конечно, проблема проявилась.

 

На работу становись

 

— По итогам праймериз вы стали первым, получив больше голосов избирателей, чем ваши коллеги по тройке Артем Туров и Нина Куликовских. Насколько ожидаем был такой результат?

— В принципе, я знал, что ко мне народ неплохо относится. Люди помнят меня и узнают на улице. До конца не забыли. Так что результат вполне ожидаемый.

 

— Вы будете баллотироваться по общегородскому списку «Единой России», то есть вашим избирательным округом станет весь Смоленск. Какую первую задачу хотелось бы решить?

— Значит, первое — это детские сады. Второе — безбарьерная среда для инвалидов. Здесь одна из проблем — это работа предприятий, учредителями которых является общество инвалидов. Например, электротехнического завода, учредителем которого является всероссийское общество слепых. Незрячие люди должны иметь возможность зарабатывать. От их деятельности идут отчисления в бюджеты. Но у них есть трудности, и надо, чтобы городской Совет и городские власти вообще повернулись к ним лицом. Чтобы через муниципальный заказ давалась возможность развиваться предприятиям, где работают инвалиды. Таким образом мы убиваем не двух зайцев, а сразу нескольких: люди не будут сидеть в четырех стенах, они будут работать, обеспечивать свое проживание, производить продукцию, выполнять какие-то услуги.

Далее — проблема по работе со школой. Если посмотреть на перечень экзаменов ЕГЭ «по желанию», то в основном сдают обществоведение, иностранный язык, а технические предметы, такие как физика, химия выбирают единицы. Это говорит о том, что наши одиннадцатиклассники не желают идти в технические вузы. А как можно развивать экономику без грамотных инженеров, без конструкторов?

С одной стороны, надо работать над привлечением инвесторов, с другой стороны — над подготовкой кадров, которые будут работать на этих производствах. А рабочие кадры нужны, очень нужны. И здесь надо серьезно говорить о перестройке школы, о возвращении к старым направлениям, ведь у нас была целая система начального профессионального образования, которая готовила хорошие кадры рабочих, механизаторов, строителей. Сейчас все это востребовано, а люди идти не хотят. Надо заниматься профессиональной ориентацией, но не просто уговаривать, а показывать перспективу: став классным инженером или наладчиком производства автоматических станков, ты сможешь хорошо зарабатывать, обеспечивать свою семью и иметь интересную работу.

 

«Вражеские» НКО

 

— Энтузиазм в вашем голосе подсказывает нам, что вскоре Общественная палата вновь лишится своего председателя. Нет ли в этой связи чувства легкой вины?

— Перед коллегами есть. Все-таки много планов по работе Общественной палаты. Только вот вернулся из Москвы, где в Кремле проходило пленарное заседание Общественной палатой Российской Федерации с участием президента Владимира Путина. Такое общение на федеральном уровне перестраивает твои мозги, и у тебя появляются новые планы, проекты. В начале июля собираемся проводить очередное заседание Совета нашей Общественной палаты. Было много разговоров о деятельности некоммерческих организаций, поэтому мы приглашаем на заседание представителей общественных организаций, которые не входят в состав общественной палаты, а также некоммерческие организации, чтобы донести до них позицию Общественной палаты Российской федерации, позицию президента по работе НКО и определить механизмы взаимодействия. Одним словом, планов громадье.

 

— По поводу НКО — на днях на высшем государственном уровне прозвучали разговоры о том, что необходимо внимательно присмотреться к работе НКО, которые, возможно, используют иностранные капиталы с целью дестабилизации политической ситуации в России. Интересно, а в Смоленской области есть такие «вражеские» НКО?

— Где-то, может, и есть, но я об этом не знаю. НКО, о которых вы говорите, финансируются из-за рубежа, как правило, своей деятельностью глубоко влезают в политику, стараются влиять на выборы, но преподносят это как семинары, как учебу волонтеров, активистов и прочее. Президент видел, к чему это привело на Украине и понимает, что у нас есть такие же, однако, в основном, они работают в Москве и Питере.

На Смоленщине есть НКО, которые работали на иностранном капитале, но их не много и они занимались детьми сиротами. Когда я еще работал в администрации, мы с трудом приняли закон о патронатном воспитании (впоследствии он хорошо сработал: за один год устроили более 400 детей в семьи) — тогда у нас привлекался иностранный капитал, но он шел на поддержку семей, которых брали детей на выходные, на праздники.

 

— Юрий Константинович, у вас уже есть понимание того, кто готов подхватить знамя председателя в Общественной палате Смоленской области?

— Над этим я как-то еще не размышлял и не готов назвать вам конкретную фамилию, поскольку решение принять участие в выборах в городской Совет пришло несколько спонтанно. Но подумать, действительно, нужно.

 

текст: Евгений Ванифатов

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

116471116471






Комментировать

 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: