Смоленск. «Бои без правил»: о нормах депутатской этики

Как нам стало известно, депутат Алексей Казаков, видимо, все–таки не примет участия в борьбе за мандат в Госдуму

Это вовсе не значит, что Казаков планирует покинуть нижнюю палату российского парламента. Речь идет лишь о том, что сражаться в честном бою кандидатов–одномандатников Казаков не планирует.

Как сообщил наш источник в ГД, Алексей Казаков решил не рисковать на Смоленской земле (где его уже хорошо знают), поэтому в Думу он хочет пройти, затерявшись в партсписке «Справедливой России» — где–то в верхней его части, чтобы уж наверняка.

Решение, скажем прямо, разумное. Потому как отчитываться перед смоленскими избирателями Казакову… вроде как и не с руки. Ибо запомнились последние годы его депутатства исключительно «войной» с губернатором, «дутыми» сенсациями и подтасовками фактов в подконтрольном СМИ, рядом агрессивных избирательных кампаний, проходящих стабильно с уменьшением коэффициента доверия «Справедливой России» и «травлей» СОГБУ «Смоленскавтодор» (но об этом — чуть ниже).

 

Вот это поворот! Глухая оппозиция

«Непримиримым борцуном» Алексей Валерьевич стал сразу после неудачных для него переговоров «о сотрудничестве» с новой региональной властью в лице губернатора Алексея Островского.

Тогда Островский дал четко понять: «мутной воды», в которой можно чего–то «словить» «по договоренностям», на Смоленщине больше не будет. Будет закон. И «призакрывать» глаза на прежние — весьма сомнительные — приемы ведения бизнеса отдельными депутатами, привыкшими черпать через политику дополнительные (и не всегда законные) доходы, больше никто не будет.

Такого поворота Казаков явно не ожидал, и с того самого дня, когда губернатор расставил точки над «i», Алексей Валерьевич ушел вместе со своим региональным отделением в «глухую оппозицию».

Вот тогда в ход были пущены и «депутатский статус», и все силы местной «партийно–семейной группировки», и рупор эсеров — «Смоленская народная газета». Одним словом, «все ушли на фронт».

Но, как показало время, Казакова ждало большое разочарование — ни один из ресурсов не помог эсерам усилить политические позиции в регионе и «нарастить мускулы». Напротив, рейтинг партии в регионе стал падать от выборов к выборам, «укусить» Островского не было никакой возможности, несмотря на «враки», лживые слухи и подтасовки в своей газете, в кулуарах Госдумы, в ходе многочисленных «переговоров» в кофейнях с разного рода заштатными «сотрудниками ОТТУДА» и заезжими псевдополитиками (которые постоянно что–то «обещали решить»). Впрочем, с псевдополитиками игра у Казакова была на равных: он врал им про свой «офигенно высокий» рейтинг в регионе, они врали, что «помогут». Каждый остался «при своих».

Поняв (путем проб и ошибок), что все его старания на твердую позицию Островского никак не влияют и не повлияют — хоть ты наизнанку вывернись — Алексей Валерьевич Казаков решил «пойти огородами» и испробовать действие своего «магического статуса» депутата Госдумы на отдельных руководителях крупных структур.

Нет, речь вовсе не об истории рейдерского захвата «казаков–компани» одного из предприятий, которую в свое время очень подробно изложил журнал «Смоленск» Владимира Коренева — то были «проказы» прежних дней, когда Казаков еще в Госдуме не числился.

На сей раз Казаков, уже будучи при статусе и мандате, решил «испытать на прочность» руководителя СОГБУ «Смоленскавтодор» Владислава Апакова.

 

«Стол, стул и счеты» в счет контракта на 150 миллионов

История получилась в лучших традициях «переходного периода из 90–х», когда вчерашние «братки» начали менять малиновые пиджаки на кресла в Госдуме, оставаясь по сути все теми же «братками».

Вкратце суть такова: деньги рядом, деньги надо брать, и «статус» нам в помощь. Схема новизной не отличалась: некая фирма «Лаукар», сбросив цену более чем на 20%, побеждает в электронном аукционе и выигрывает очень солидный контракт на поставку песчано-гравийной смеси «Смоленскавтодору».

Заметим, легко и беззастенчиво (за счет вызывающего демпинга цен) «Лаукар» — организация, в активе которой имелись, как говорят в таких случаях, «стол, стул и счеты», а также около 10 сотрудников, выигрывает контракт на 150 миллионов рублей.

Солидные же организации, имеющие карьеры, самосвалы, нормальный штат рабочих (такие как Роснеруд, к примеру), остаются «в пролете» — потому что цену на исполнение контракта брали не «с потолка», а исходя из возможности исполнения контракта (все эти рыночные цены, кстати, известны, прозрачны и адекватны).

И хотя с самого начала было понятно: победа в аукционе «Лаукара» вовсе не гарантировала, что контракт она сможет исполнить, тем не менее, шоу «осваиваем контракт» — началось. Фирма берется поставлять для нужд «Смоленскавтодора» песчано–гравийную смесь… которая оказывается из–за низкого качества абсолютно непригодной для использования. Что называется, «Лаукару» хорошо, «Автодору» плохо — ему ведь дороги строить, ремонтировать и отвечать за качество своих работ.

«Мы расторгли с ними контракт после того, как они не смогли исполнить наши заявки в рамках условий контракта. Эти материалы, которые они должны были нам поставить в полном объеме, были необходимы для обеспечения деятельности ВСЕХ дорожных работ «Смоленскавтодора». Без бесперебойных поставок все бы встало, и мы просто не смогли бы вести дорожные работы», — рассказали в «Смоленскавтодоре».

Вот тут–то и выяснилось, что в судьбе контракта «Лаукара» есть очень заинтересованное лицо — депутат Госдумы Алексей Казаков…
Дальше события начинают развиваться таким образом, что руководству «Смоленскавтодора» пришлось попросту «отбивать наезд»: в ход пошли «мандатные распальцовки», после которых Владислав Апаков был вынужден обратиться к председателю комиссии Госдумы по вопросам депутатской этики, чтобы товарищи парламентарии как–то «привели в чувство» своего коллегу Казакова…

 

Шантаж «по мандату»?

Из обращения Апакова в Госдуму (текст взят из решения суда):

«Я уведомил руководителя ООО «Лаукар» о том, что буду вынужден расторгнуть контракт, на что он мне предложил встретиться с человеком, который, по его словам, стоит за этой организацией…»

«Человеком», как вы уже поняли, оказался депутат Госдумы Алексей Казаков. Встреча произошла (как водится у эсеров) в одном из кафе Смоленска. Там Казаков и разъяснил Апакову, «что к чему»:

«В беседе он пояснил мне, что сам, в связи с тем, что имеет статус депутата Государственной Думы, не может участвовать в бизнесе, но у него для этого есть друг, Константин Давыдкин, являющийся депутатом Смоленской областной Думы от партии «Справедливая Россия», который также заинтересован в исполнении контрактов и будет осуществлять непосредственный контроль над их исполнением… Наше общение с Казаковым свелось к тому, что он предложил значительно увеличить стоимость контрактов в связи с тем, что ООО «Лаукар» не «вписывается» в ту сумму, которую выиграло по конкурсу, снизив сумму на 25%…

Алексей Казаков заявил, что если мной инициировано расторжение контракта, то он применит все свои возможности, ресурсы, для того, чтобы опорочить, как деловую репутацию СОГБУ «Смоленскавтодор», так и мои честь и достоинство».

Также Апаков пояснил, что считает «вмешательство во взаимоотношения хозяйствующих субъектов несовместимым со статусом депутата Государственной Думы Российской Федерации» и попросил комиссию по вопросам депутатской этики рассмотреть вопрос действий депутата Госдумы Казакова на предмет соответствия законодательству, моральным и этическим нормам.

Комиссия рассмотрела заявление Владислава Апакова и не усмотрела в действиях депутата нарушений регламента Госдумы, связанных с правилами депутатской этики. Что не удивительно — наивный Апаков и не предполагал, что «беседа» с депутатом Казаковым может повернуться таким образом, что надо было бы с диктофоном выслушивать «деловое предложение» депутата (например, чтобы приложить запись к заявлению в Госдуму). Как говорится, знал бы, где упадешь, соломки бы подстелил. Апаков не подстелил. Не ожидал, видимо: все–таки с депутатом, а не с бандитом на встречу шел…

 

Без «чести и достоинства»

Между тем, Казаков идет «на поиски своей чести и достоинства» и подает на Апакова в суд (по одной из версий, обратиться в суд Казакову все же порекомендовали в депутатской комиссии по этике — чтобы «осадочек от этой неприглядной истории смыть окончательно»).

В исковом заявлении к главе «Автодора» господин Казаков указал, что, обратившись в комиссию Госдумы по депутатской этике, Апаков нанес урон его «чести, достоинству и деловой репутации» и потребовал в качестве компенсации морального вреда 1 миллион рублей. В обоснование своих требований Казаков указал, что факты, изложенные в обращении Апакова, «не соответствуют действительности и носят порочащий характер».

Суд в удовлетворении требований Казакову отказал. В полном объеме отказал.

«При этом, в ходе самого судебного разбирательства вскрылось, что Казаков, Давыдкин, руководство «Лаукара» давно и неплохо знакомы. Более того, согласно судебным документам, «Смоленская народная газета», которая постоянно льет на нас грязь, «Лаукар» и Казаков и Ко так или иначе имеют отношение к одному примечательному ООО, расположенному на Кашена, 15б», — сообщили в «Смоленскавтодоре».

Кроме того, сам факт встречи Казакова с Апаковым не оспаривался, а наличие судебных споров между ООО «Лаукар» и СОГБУ «Смоленскавтодор» подтвердилось судебными исками.

Сейчас Владислав Апаков готовит новое обращение в комиссию по депутатской этике. С новой фактурой. Были бы у депутата Казакова «тормоза» — забыть бы ему о своих «обещаниях устроить веселую жизнь» Апакову, глядишь, эта «мутная история и забылась бы». Но нет, «Остапа понесло».

 

Травля, сэр! Как и обещано

«Не знаю, чего Казаков хочет добиться, но он делает то, что обещал мне. Обещал подключить свои ресурсы и опорочить честь и достоинство «Автодора» и меня лично — он делает это. После тех угроз, после того, как мы расторгли контракт с «Лаукаром», за всю свою жизнь я столько проверок не проходил. Примечательно, что большинство запросов на проверки исходят с одного адреса: Кашена, 15б», — рассказал Владислав Апаков.

Для справки: Кашена, 15б — адрес того самого завода ЖБИ—1, которым в свое время руководил господин Казаков и который он «успешно развалил». Затем генеральным директором ООО ЖБИ–1 стала мама «нашего» депутата Госдумы — Галина Журавкова, и занимается теперь предприятие сдачей внаем собственного недвижимого имущества.

И, наконец, насколько известно, Кашена, 15б — именно там и находились «Лаукар» и «Смоленская народная газета» (как шутят смоляне, «теперь там завод по производству лжи и смоленской инородной газеты»).

Мы не будем останавливаться на обилии материалов об «Автодоре» и Апакове в этом «эсеровском» СМИ — это происходило и происходит у всех на виду — методично и безосновательно (иначе уже десятка два уголовных дел на «Автодор» за «нарушения» завели бы).

Сейчас речь — о проверках «Смоленскавтодора», инициаторами которых стали Казаков, Давыдкин, руководитель «Лаукара», та же «Смоленская народная газета» и лично ее редактор Максим Захаров.

По имеющимся данным, стараниями перечисленных выше господ и организаций с февраля по октябрь этого года в «Смоленскавтодоре» прошли 25 (!) проверок.
Что называется, «не вздумайте это повторить» — и ребенку понятно, что под таким градом проверок сотрудникам «Автодора» пришлось отвлекать значительную часть сотрудников на проверочные мероприятия.

Цель инициаторов этих многочисленных проверок, как нам представляется, лежит на поверхности: измотать, парализовать работу «Смолавтодора», навредить. Или у вас есть иные версии? Назовите еще хоть одно предприятие, которое за столь короткий срок прошло столько проверок. Если сможете, конечно.

«Смоленскавтодор» проверяли по несколько раз: УЭБиПК УМВД, прокуратура, ИФНС и даже ОНФ. Чтобы не быть голословными, ниже приводим таблицу всех проверок за указанный период.

И вот, что странно: все эти проверки «по случайному совпадению» были инициированы и проведены вышеуказанными органами после вынесения Арбитражным судом Смоленской области решения о правомерности расторжения контрактов с ООО «Лаукар». Депутат Казаков даже министра МВД Колокольцева (!) попросил поискать нарушения у «Автодора».

25 проверок за 9 месяцев! Как вы думаете, хоть одна из них выявила нарушения?
Правильно. НИ ЕДИНОГО.

А теперь, внимание, вопрос: вот это все законно? Видимо, да. Можно просить хоть дважды в день прокуратуру, ОБЭП, ОНФ и прочих проверять ту или иную организацию. Наказания за травлю не предусмотрено.

Но есть же и моральная сторона этого дела, участником которого напрямую и опосредованно стал депутат Госдумы Казаков Алексей Валерьевич.

«Мы повторно хотим обратиться в комиссию по депутатской этике, поскольку поток проверок в наш адрес не прекращается. Одним из наших аргументов в реальность угроз со стороны Казакова во время нашего общения, о котором я уже писал, станет тот факт, что все жалобы и инициативы проверок исходят из одного юридического адреса, — говорит Владислав Апаков. — Что же касается той «грязи», которую публикует о «Смоленскавтодоре» «Смоленская народная газета», вреда от этого репутации нашего предприятия нет. Люди смотрят по делам, по объемам работ, по их качеству, по технике. Мы много работаем не только в Смоленской области, есть у нас коммерческие объекты, например, в Калужской области, стараемся зарабатывать деньги. Ищем заказы в Московской области, Москве, Санкт–Петербурге, чтобы побольше денег «затянуть» на Смоленщину — это и налоги здесь будут платиться, и зарплата людям. Поэтому для профессионалов все то, что они пишут — бредятина полнейшая. Поэтому поначалу мы не предпринимали вообще никаких ответных шагов, хотя нам есть что сказать, показать. Судебное дело по чести и достоинству, которое инициировал Казаков на меня, ему отказали в полном объеме. Суды с «Лаукаром» мы выиграли и все апелляции прошли. Более того, просудились уже в суде с банком, который давал им гарантию, и сегодня этот банк должен Смоленской области около 35 миллионов рублей по гарантиям за «Лаукар».

 

Банковские гарантии под «дырку от бублика»

Кстати, о банке. Есть в этой истории с контрактом «Лаукара» еще одна пострадавшая сторона — «Солид–Банк». Тот самый банк, который выдавал банковские гарантии «Лаукару».

«Мы с ними судимся. Не знаю, каким образом банк выдал гарантий на общую сумму в 70 миллионов организации, у которой нет имущества, которая ничего не могла передать в залог, но гарантию «Лаукар» получил. Когда «запахло жареным», мы расторгли контракт с этой фирмой — «Солид банк» включился в «борьбу» с нами. Они обратились в Счетную палату, в ОНФ: мол, «Лаукар» замечательная компания, выиграла контракт, сэкономили для бюджета десятки миллионов, но «Автодор» расторг контракт, а сам купил асфальтобетонные комплексы по немыслимым ценам. Просим проверить. Ахинея полная! Разница между продажной ценой и ценой лизинга может быть существенная. Когда нас проверял ОБЭП, проводилась экспертиза цены, и никаких замечаний не нашли. От ОНФ какой–то специалист приехал с видеокамерой, посмотрел, что комплексы стоят и работают. Все, этого было достаточно, ведь была информация, что они разрушены, не используются… очередная ложь», — рассказали в «Автодоре».

 

Вместо послесловия

На сегодняшний день ситуация такова: было время «разбрасывать камни», теперь пришло время «собирать». «Автодор» больше не намерен выступать в роли молчаливой жертвы. По заслугам получат все участники процесса. Каждый — по мере своего личного «вклада».

И, как мы поняли, главному — «статусному» — персонажу этой истории «сухим» из воды выйти не удастся.

Некоторые грязные репутационные пятна никаким «отбеливателем» не отмоешь…

Такая история.

 

текст: Светлана Савенок

 

tab

 

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

131720131720






1 комментарий

  1. Неприглядная история. Как будто из 90-х годов. Выходит, не переболели еще.

Комментировать

 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: