Хоральная прелюдия с вариациями

Выборы президента. «Разбор полетов» по Смоленской области. Что получилось? Почему? Что и кому за это будет?

Дождались! «Красный день календаря» — 18 марта — остался позади. Главный политический марафон завершен. Страна выбрала президента. Причем «основной кандидат» одержал триумфальную победу.

В рядах оппозиции наступила ядерная зима. Все надежды на то, чтобы поставить вопрос о легитимности результатов выборов окончательно рухнули.

Волеизъявление граждан убедительно показало: они за Путина! Без вариантов и допущений. Точка.

После такого триумфа Путина и обсуждать–то, собственно, было нечего. Остались разве что два мема: «А что Титов?» и «Грудинин, сбрей усы!»

«Кандидата от народа» из бывшего единоросса, выдвинутого от КПРФ, так и не получилось, поэтому тот самый «народ» теперь ждет, когда самонадеянный кандидат, проспоривший на выборах свои усы, сдержит слово. Впрочем, и здесь Грудинин обманул, включил заднюю (ему вообще в ходе прошедшей кампании пришлось много врать и убегать с прямых эфиров).

Вот, собственно, и все, что осталось в памяти о «других кандидатах» после завершения президентского марафона.

А теперь перейдем к «разбору полетов» голосования в Смоленской области. Отвечаем на три вопроса: «Что получилось?», «Почему?», а также «Что и кому за это будет?»

 

О явке и «страшилке для губернаторов»

Еще на старте избирательной кампании через СМИ была запущена «страшилка» для губернаторов — так называемая формула «70 на 70» (не менее 70% — явка и не менее 70% голосов — за основного кандидата).

Теперь уже сложно понять, была ли вымыслом эта информация, запущенная через СМИ, или так оно и было (представители администрации президента официально через те же СМИ опровергали такую установку для глав регионов).

Но, так или иначе, очевидно — вопрос явки на выборах президента был одним из ключевых (наравне с прозрачностью и чистотой).

Я не знаю, какие сны в ходе этого избирательного марафона видел Алексей Островский, но если бы я возглавляла Смоленскую область, которая традиционно оказывалась в нижней части рейтинга субъектов по явке и результатам на федеральных выборах, мне бы эта формула «70 на 70» снилась в кошмарных снах…

«Масла в огонь» накануне выборов подливали и некоторые местные «эксперты», прогнозируя явку на уровне «35–40 процентов, не больше», а также представители оппозиции, которые во все глаза пытались разглядеть на горизонте признаки пресловутого «административного ресурса».

«Пальцем в небо» попали и те и другие. Явка избирателей на выборах президента в Смоленской области составила 61,27 процента. В сравнении с выборами президента в 2012–м прирост явки на Смоленщине составил 5,25 процента.

Соответственно, в рейтинге регионов РФ по динамике явки на выборы (нынче этот показатель внимательно отслеживался) Смоленская область заняла непривычно высокую позицию: 31 место среди 83 субъектов.

 

Результат. «Почувствуйте разницу»

Что касается результатов голосования, то нынче Владимир Путин в Смоленской области получил максимальную поддержку — 73,49 процента.

Стоит отметить, что этот результат, достигнутый при отсутствии скандалов — рекордно большой для Смоленщины. Это самая большая поддержка, полученная Путиным от смолян за всю историю выборов.

В сравнении с прошлыми выборами президента рост голосов «за Путина» составил почти 17 процентов ( в абсолютном выражении — 74 000 голосов) . А вот количество смолян, проголосовавших за кандидата в президенты от КПРФ, упало почти вдвое.

Напомним, в 2012 году Путин в Смоленской области не набрал и 60 процентов (56, 69 процента), для Зюганова же шесть лет назад Смоленщина оказалась весьма комфортным регионом — на протесте ему удалось собрать аж 23,07 процента. Нынешний кандидат от КПРФ, повторим, уронил планку почти вдвое.

Вернее, жители региона ему «уронили».

Конечно, для перераспределения симпатий избирателей в пользу Владимира Путина сыграло множество факторов: от присоединения Крыма и желания сплотиться перед внешними угрозами до отсутствия какой–либо внятной, понятной для избирателя повестки у остальных кандидатов.

Региональный фактор

Но есть и еще один фактор, и этот фактор уже находится исключительно на региональном уровне. Речь — о доверии власти на местах, об умении и желании руководителя (будь то глава региона, мэр или глава сельского поселения) выстраивать диалог. Уметь слушать, слышать людей и реагировать. Словом, все то, что называется умением сплотить все группы для достижения общей цели — работы на благо региона и его жителей. Если это есть, люди обязательно это почувствуют.

И вот как раз в этом случае о руководителе и говорят: «Он контролирует ситуацию».

А теперь вернемся к выборам шестилетней давности и к политической ситуации, в которой они проходили.

Губернатор Сергей Антуфьев, окончательно потерявший контроль над областным центром после выборов мэра в 2009 году, по сути «сдал» Смоленск на глумление «шитовской ФПГ».

Тот абсурд, который происходил в коридорах смоленской власти и на сессиях горсовета, вряд ли стоит описывать еще раз (мы это делали постоянно, кто следил, тот не забудет).

Смоленск погряз в веренице политических скандалов и конфликтах с областью. Антуфьев с этим сделать уже ничего не мог. И этот сюр длился не один год! На глазах у недоумевающих жителей.

Отсюда и показательный результат на выборах президента в 2012 году: самый низкий результат в регионе за Владимира Путина продемонстрировал город Смоленск.

Сам Сергей Антуфьев тогда прокомментировал итоги выборов с печалью в голосе:

«…Если думать, почему в Смоленске за Владимира Владимировича отдали голоса чуть более пятидесяти процентов, то я считаю так: сегодня много претензий к городской власти, и люди выбор президента Российской Федерации все равно рассматривали через призму эффективности местной власти. Поэтому так и проголосовали. Для каждого губернатора эти выборы были серьезным испытанием: голосуя за Владимира Владимировича Путина, люди давали оценку, в том числе, и губернатору».

Что было потом, все прекрасно помнят: те выборы для губернатора Антуфьева стали последними, некоторое время спустя он подал в отставку…

С тех пор «много воды утекло», в регионе появился дееспособный глава, и о кризисе доверия к власти (а именно так губернатор Островский обозначил одну из самых болевых точек того времени) теперь уже можно забыть. Алексею Островскому удалось стать руководителем, который контролирует ситуацию и умеет выстраивать диалог (о чем мы писали выше).

Поэтому, подводя итоги нынешних президентских выборов, не стоит сбрасывать со счетов очевидный факт. Вклад в результат лично губернатора Островского очевиден и заметен.

И речь здесь вовсе не о встречах с «избирателями», не о прямой агитации за Путина — учитывая партийную принадлежность Алексея Островского, это было бы, мягко говоря, некорректно.

Островский вообще не занимался «лобовой» агитацией. Он просто совершал поездки по районам, встречался с людьми, решал проблемы (впрочем, он это делает с самого начала губернаторства) — одним словом, РАБОТАЛ.

В итоге получилось, что работал на результат «главных» выборов, которые показали высочайший для Смоленщины уровень доверия к власти в стране. И это при том, что Островскому и его команде (здесь, в первую очередь, речь идет об управлении внутренней политики: Никонов, Смашнев) удалось обеспечить максимальную чистоту выборов.

И лучшее доказательство эффективности именно такого подхода — нынешние итоги голосования в областном центре (который чуть не «прокатил» Путина в 2012–м).

Итак, город Смоленск, итоги выборов–2018: явка — 62,47 процента, за Владимира Путина проголосовали 72,41 процента избирателей (рост поддержки действующего главы государства составил более 20 процентов).

Выводы делайте сами.

 

Прозрачность и чистота

А теперь — еще об одном ключевом показателе прошедших выборов. О прозрачности.

Так вот, в ходе выборов Смоленщина была отмечена как регион, в котором зафиксировано наименьшее количество жалоб (в том числе, Смоленская область вошла в число регионов с наименьшим числом сообщений по итогам наблюдения за ситуацией на порталах Голос и НОМ24).

Кстати, и в прямом эфире Первого канала именно Смоленск устами одного из международных наблюдателей был приведен в качестве примера и образчика прозрачности выборов.

В частности, профессор Пань Давэй, директор «Центра исследований России и Центральной Азии» Шанхайской академии общественных наук рассказал, что делегация международных наблюдателей, в состав которой он входил, проверила ход голосования. Наблюдатели поговорили с кандидатами в президенты и политическими деятелями, опросили рядовых граждан.

«В Смоленске посетили несколько участков. Процедура голосования организована очень аккуратно, порядочно, прозрачно. И все люди после голосования (мы с ними поговорили) очень довольны. Голосование на участке вроде какого–то праздника. Во время интервью с простыми людьми некоторые делились определенной информацией сами, добровольно (хотя тайну голосования никто не отменял). Одна, например, сама призналась, что член партии Зюганова, и поэтому голосовала за него (при этом поддерживая Путина). Это значимо. На этот раз выборы прошли честно, успешно», — признал Пань Давэй.

Вряд ли к этой оценке стоит что–то добавлять…

И только смоленский обком КПРФ привычно продолжал «гнать пургу» и вводить людей в заблуждение — и по явке, и по нарушениям — выплесками типа: «Как ни старались местные власти придать выборам «всенародный» характер — не удалось».

Но это их параллельная реальность, в которую смоленским «коммунистам» пришлось окунуться с головой после того, как КПРФ в регионе в очередной раз ухудшила свой предыдущий показатель на выборах. В такую же параллельную реальность после выборов погрузил и Навальный своих сторонников, сделав смехотворное заявление о том, что «кампания по бойкоту выборов была успешной».

У смоленского обкома КПРФ и Навального видимо своя «правда» — для успокоения сторонников и ответа критикам.

Проявим снисходительность к проигравшим и оставим все их потуги объяснить свой очередной провал на их совести. Пусть утешатся хотя бы собственным враньем. Мы лежачих не бьем.

 

Выбор сделан. Что дальше?

Итак, Путин заручился поддержкой убедительного большинства. Но голосование — это лишь прелюдия.

Эдакая выдача мандата доверия Владимиру Владимировичу на следующие шесть лет. В том числе — на проведение реформ (а в том, что они будут, сомневаться не приходится).

Какими они будут, вопрос для избирателей пока открытый. При этом надо понимать, что каждый из проголосовавших за Путина связывает с его новым президентским сроком свои надежды.

Многие ожидают, что «новый» Путин будет готов на радикальные перемены. На перемены в правительстве, на абсолютно новый уровень постановки задач…

Будет ли за этот срок переформатировано политическое и административное пространство России? В какой стране мы будем жить к следующим выборам?..
Путин, безусловно, умеет удивлять. И предсказать его невозможно. Поэтому, какую мелодию мы услышим после нынешней «прелюдии», мы сейчас даже гадать не станем. Всему свое время…

Гораздо проще предсказать некоторые события, которые произойдут в нашем регионе. Но это уже совсем другая история. И мы к ней обязательно вернемся в ближайшее время.

 

текст: Светлана Савенок

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

234327234327






Комментировать

 



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: