17 сентября. День в истории Смоленщины

233 года со дня рождения Надежды Андреевны Дуровой (1783-1866), писательницы, первой в России женщины-офицера («кавалерист-девицы»), георгиевского кавалера, участницы сражений под Смоленском в 1812 г.

nadezhda_durova

Надежда Дурова родилась в Сарапуле 17 сентября 1783 в семье гусарского ротмистра Андрея Васильевича Дурова и Надежды Ивановны Александрович, дочери полтавского помещика.

Когда она подросла, отец подарил ей черкесского коня Алкида, езда на котором скоро стала её любимым занятием.

Восемнадцати лет была выдана замуж за судебного заседателя Василия Степановича Чернова, и через год у неё родился сын Иван. Согласия между супругами не было, и Надежда покинула мужа, оставив ему сына. Затем, влюбившись в казачьего есаула, ускакала с ним на Алкиде в 1806 году вслед за полком, переодевшись в казачье платье.

Некоторое время Дурова жила со своим есаулом под видом денщика. Но через некоторое время покинула его. Так как казаки обязаны были носить бороды и рано или поздно она была бы разоблачена, она добралась до кавалерийского Коннопольского уланского полка (где бород не носили) и попросилась на службу, назвавшись Александром Васильевичем Соколовым, сыном помещика. В полку удивились, что дворянин носит казачий мундир, но, поверив её рассказам, зачислили в полк товарищем (чин рядовых дворянского происхождения).

Она участвовала в битвах при Гуттштадте, Гейльсберге, Фридланде, всюду обнаруживала храбрость. За спасение раненого офицера в разгар сражения была награждена солдатским Георгиевским крестом и произведена в унтер-офицеры. Поразительно, но участвуя в сражениях, она ни разу не пролила чужую кровь.

Её конь Алкид неоднократно спасал её жизнь, и для неё стало страшным потрясением происшествие, повлёкшее за собой нелепую смерть коня. Застоявшись в стойле, он стал прыгать через плетни и насмерть распорол себе брюхо одним из колов.

Она находилась в Тильзите, когда там подписывался Тильзитский мир. Выдало её письмо отцу, написанное перед сражением, в котором она просила прощения за причинённую боль. Отец, задействовав все свои связи, разыскал её и потребовал вернуть в родительский дом. Это письмо живший в столице дядя показал знакомому генералу, и вскоре слух о кавалерист-девице дошёл до Александра I. В полку её лишили оружия и свободы передвижения и отправили с сопровождением в Санкт-Петербург, где её сразу принял император Александр I.

Император, поражённый самоотверженным желанием женщины служить родине на военном поприще, разрешил ей остаться в армии. А чтобы родня больше не смогла её найти, перевёл её в Мариупольский гусарский полк в чине подпоручика под именем Александрова Александра Андреевича, производным от его собственного, и разрешил обращаться к нему с просьбами.

Но вскоре Надежде пришлось перевестись из гусар опять в уланы, так как командир полка был очень недоволен, что Александр Андреевич никак не сделает предложение его дочери, в него влюблённой.

Вскоре после этого Дурова уехала в Сарапул к отцу, прожила там более двух лет и в начале 1811 вновь явилась в полк, на этот раз — в Литовский уланский.

В Отечественную войну она командовала полуэскадроном. Участвовала в сражениях под Смоленском, Колоцким монастырем, при Бородине защищала Семёновские флеши, где была контужена ядром в ногу, и уехала для лечения в Сарапул. Позднее была произведена в чин поручика, служила ординарцем у Кутузова, который знал, кто она.

В мае 1813 года она снова появилась в действующей армии и приняла участие в войне за освобождение Германии, отличившись при блокаде крепости Модлина и взятии города Гамбурга.

В 1816 году, уступив просьбам отца, она вышла в отставку в чине штабс-ротмистра и пенсионом и жила то в Сарапуле, то в Елабуге. Ходила она постоянно в мужском костюме, все письма подписывала фамилией Александров, сердилась, когда обращались к ней, как к женщине, и вообще отличалась, с точки зрения своего времени, большими странностями.

Остаток жизни Дурова провела в маленьком домике в городе Елабуге в окружении лишь своих многочисленных подобранных собак и кошек. Она жила у младшего брата.

Умерла Надежда Андреевна 21 марта (2 апреля) 1866 в Елабуге Вятской губернии в возрасте 82 лет, похоронена на Троицком кладбище. Она завещала отпевать себя, как раба Божьего Александра, но священник нарушать церковные правила не стал. При погребении ей были отданы воинские почести.

 

Также в этот день:

67 лет назад (1949) сдана в эксплуатацию первая очередь восстановленного Руднянского завода консервированного молока.

 

текст: Семен Писарев

170049170049

Комментировать